Киновия -

http://www.feofila.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=253
Распечатать

И это всё – МОРОЗОВ!



Даже прилёт грачей ещё не означает, что пришла весна. Но если по дорожке к корпусу идет Морозов, можно быть уверенным, что весна добралась, наконец, и до нас. Эта примета неоспорима, потому что подтверждена двумя десятилетиями дружбы с уникальным человеком.


В начале девяностых Владимир Николаевич ездил по открывающимся обителям, предлагая свою помощь – ну как же, известно ведь, монастыри в былые времена славились садами. Так он оказался у нас, и в миг стал, пожалуй, самым востребованным благодетелем новоначальной деревенской обители, населенную одними горожанками. Нам только что дали землю для ведения подсобного хозяйства. Но умений, знаний, опыта ещё предстояло набираться. Так что не без воли Божией началось наше сотрудничество.

В.Н. привозил ящики с рассадой, терпеливо разъяснял  особенности ухода за томатами редких сортов, перцами, белыми(!) баклажанами, и по сей день он любит экспериментировать, взращивать что-нибудь этакое,  о чём никто не слыхивал. Учил защищать растения от с мучнистой росы, фитофторы, фомоза и прочих хворей, да не одними советами, а устраивая мастер-класс: доставал из багажника опрыскиватель и лечил разноцветными дождиками захиревших пациентов. Показывал, как повышать урожайность: выламывал пасынки, убирал безжалостно секатором лишние листья, соцветия.  Уезжая, звал в Люблинку посмотреть сад.

Мы приехали, когда распускалась сирень, и ахнули: всё избыточествует, цветёт, блаженствует, дарит красоту и обещает отменные  урожаи. Морозов благодушно  рассказывал, как начинал ладить хозяйство в 1977 году на сухом песке, напичканном камнями, не надеясь ни на чью помощь, только на свои руки. Хотя уже тогда седьмой десяток разменял, а нынче – трудно поверить! - 82 исполнится 3 мая. Мы пили чай и нахваливали варенье, любовались экспонатами музея деревенского быта, устроенного хозяином прямо в доме, что добавляло радости к общему впечатлению от всего увиденного и услышанного.

В.Н.  – селекционер-самоучка, однако его образованности более чем достаточно для общения с профессионалами, имеющими учёные степени и многолетнюю практику. Он знает, где их искать и находит. А спустя время уже неясно, кто кому помогает – они ли ему, он ли им.

Летом 1995 года Владимир Николаевич приехал к нам с И.С.  Исаевой, потомственным садоводом, профессором МГУ, доктором сельскохозяйственных наук  подбирать участок для монастырского сада. Нам очень хотелось иметь свой сад, и мы заранее соглашались со всем, что скажут гости. Предложения оказались простыми: принести несколько метров  веревки и заостренные колышки, наточить лопаты, набить сухой листвой побольше мешков, натаскать перегноя поближе к будущим деревьям.

И вот уже обозначены ряды, можно копать ямы для яблонь. Помолившись, решительно вонзили лопаты в дёрн. Сейчас не скажу , сколько времени заняла подготовка одной ямы метровой ширины и глубины в сухом суглинке, но хорошо помню, что по второй сестрам не дали  выкопать. Владимир Николаевич привёз откуда-то мужиков, и далее нам  позволяли только придерживать саженцы и привязывать бирки с названием сорта. Саженцами обеспечила Ирина Сергеевна. Это были карликовые яблони на подвое от райских яблочек, подрощенные на даче в Жуковке у человека с легендарной биографией.

В Жуковку мы приехали почти в сумерках. Артём Фёдорович Сергеев, сын большевика Фёдора Сергеева, приёмный сын Сталина, вышел к нам в старом трико, вытянутом на коленках, с лопатой и повел  в какие-то заросли. И.С. пояснила, что более замечательного места места для уникальных карликов она не нашла.

Артем Федорович вместе с нашим водителем выкапывал указанные экземпляры и загружал в машину. В дом вошли уже в темноте, усталые. Гостеприимная хозяйка накрыла стол, а хозяин рассказывал о себе такое, во что с трудом верилось, но всё оказалось правдой.

Он действительно рос вместе с сыном Сталина Василием, дружил с ним. Более всего нас расположило сообщение, что А.Ф. воевал под Юхновом и очень хочет побывать на земле, политой кровью боевых товарищей и его собственной. Сергеев начал войну лейтенантом, командиром артиллерийской батареи, закончил подполковником, командиром бригады. Был четырежды ранен. Во время войны награжден семью орденами и шестью медалями. На пенсию вышел в генеральском чине. Бодрый, подтянутый, вовсе не старик, с хорошим юмором, добряк – пустил чужие саженцы «на постой». Один изъян, с нашей точки зрения, в нём присутствовал – не крещён.

Мы легко сближаемся с людьми в форме, и без разницы, какая она – генеральская  или монашеская, любая форма обязывает к ответственности, дисциплине, служению. Расставались с А.Ф. уже друзьями. Потом с восторгом вспоминали, как он рассказывал о своей первой жене, дочери испанской коммунистки Долорес Ибаррури, её взрывном характере, доставлявшем семье немало поводов для страданий. «Они же баски! Баски!» - извинял он испанскую жену и смотрел на гостей в ожидании понимания и сочувствия. А мы, жалеючи, проникались к генералу ещё большей симпатией.

А.Ф. осуществил мечту  побывать под Юхновым. Проехал дорогами боевых действий вместе с нашим священником, о. Павлом, служившим панихиды возле памятников с именами воинов. Выполнил и обещание покреститься, данное нашей матушке. В Барятине с благодарностью принял в дар иконы святого Артемия Веркольского и Божией Матери «Ломовская».

Между собой мы называли А.Ф. «сталинским соколом», хотя он служил и воевал на земле. Небо осталось несбывшейся мечтой. После окончания школы готовился к поступлению в лётное училище, но военкомат дал направление в артиллерийское. Выучился и стал артиллеристом высокого полёта, потому что так его воспитали – любую работу выполнять на отлично. Он очень напоминает героев произведений Аркадия Гайдара, беззаветно любивших свою советскую Родину.

Увлекательное это занятие – рассказывать о том, как подрастал сад. Столько вспоминается всего хорошего. Ирина Сергеевне, как главный куратор, строго контролировала каждый наш шаг. Обрезка, подкормка, полив, состояние приствольных кругов – обо всём отчитывались записями в специальном журнале. Послушница  Н. вела его как студентка-отличница сельхозвуза, страницы изобиловали рисунками каких-то букашек, пятнышек на коре, поеденных тлей листочков. Жаль, нельзя в него сейчас заглянуть. Сгорел.

Как мы радовались первым трем яблочкам, созревшим на ветках «карликов». Помнится, Владимир Николаевич сетовал, что мало груш посажено, предлагал привезти свои саженцы. Вместе обсуждали будущее нашего сада. Надеялись, что со временем земельные владения монастыря увеличатся и найдём участок потеплее, всё-таки северный склон, орошаемый холодными речными туманами, – не лучшее место для плодовых.  Однако через год-два  уже фотографировали усыпанные плодами яблони, угощали гостей,  ели на трапезе. И всем рассказывали о И.С., как она заботится о нашем саде.

Ирина Сергеевна приезжала часто, жила по несколько дней в келье рядом с игуменскими покоями. Попросила поставить ей пишущую машинку для работы над новой книгой. Очень интересовалась событиями в жизни Церкви, задавала много вопросов. Приходила в храм на службы. Подружилась с о. П., помнится, они вместе покупали в Москве фурнитуру для храмовых окон. Садовое послушание несла уже ин. А., о которой И.С. говорила, что у неё «зеленый палец», и объясняла: так называют одарённых особым талантом для работы с растениями.  Как-то матушка позвонила в Москву и узнала, что И.С. лежит одна с температурой. Срочно перевезли больную в Барятино, организовали обследование, установили диагноз и пока не вылечили, домой  не отпустили.

Наш сад очень полюбили птицы. Вроде и польза есть – уничтожают вредных насекомых, но и вреда много,  клюют и портят яблоки. Не знали, как их отвадить, чтобы сохранить урожай. И тут приехал духовник огородницы, попросили батюшку послужить водосвятный молебен мученику Трифону, заботясь даже не о яблонях, а о капусте, которую пожирали гусеницы. Когда начали читать Евангелие, с первыми словами стая птиц взмыла в ясное небо и унеслась черным облаком за Медынку.

Все, кто любят землю, преображая её своим трудом, со-трудники Бога. И Бог их тоже любит. Это стало очевидно именно в общении с садоводами, а если говорить более конкретно, то пора назвать имя Александра Константиновича Кочетова, ныне покойного. К нам его привёз тоже Морозов и рекомендовал как надёжного консультанта по плодовым культурам.

А.К. с семьей жил в поселке Полотняный Завод. Вырастил  два прекрасных сада, возле дома и на даче. Кочетовы щедро делились растениями, которые нам нравились, тут же выкапывали с комом земли, упаковывали в мешки, старые тазы, коробки. В сгоревшей летописи имелись заметки об этих поездках. 

Однажды увидели много попорченных веток на яблонях, сливах. Спросили у А.К., что за беда у нас приключилась, какие козявки их поели. Он вскоре приехал, походил по саду и вынес вердикт: «Это не козявки, это козюльки!». Стали выяснять, оставались ли наши козы без присмотра. Да,  и правда, сбегали.

От его жены знали, что А.К. серьёзно болен. Часто звонили, справлялись о здоровье, консультировались о саде. Сначала ненавязчиво, а потом понастойчивее предлагали приехать на службу, причаститься Святых Христовых Таин. Наконец, он приехал к началу литургии. 

А.К. исповедовался первый раз в своей взрослой жизни. Подготовился дома, записал грехи на листочке ровным школьным почерком, пронумеровал строки,  и… подал в свечной ящик с просьбой проверить, всё ли правильно. Конечно, листочек тут же вернули назад, не читая, уверив, что ничего неправильного написать невозможно. После исповеди и принятия Святых Христовых Таин его лицо светилось тем прозрачным ясным сиянием, какое бывает  у только что принявших Святое Крещение.

Когда силы оставили нашего друга, матушка игумения попросила батюшку причастить больного дома, а жене наказала, чтобы, молясь о нём, попросила Господа, аще есть на то Его Святая Воля, забрать, освободить от страданий. Часа через три после ухода священника Аля закрыла мужу глаза. Уж немало лет прошло, но мы помним этого светлого человека, молимся о нём. Алевтина приезжала после пожара с подарками, которые посадила своими руками возле только что построенного игуменского домика.

Время от времени Владимир Николаевич подкидывает новые идеи, например, почему бы не выращивать виноград, абрикосы. И бывает так убедителен, что мы загораемся и соглашаемся: давайте выращивать!  Он тут же организовывает новое полезное знакомство, а сам уходит в свои дела, их у него всегда выше крыши.

С  Ларисой Крамаренко, научным сотрудником отдела флоры Государственного ботанического сада РАН, Морозов знаком с 1991 года, когда она была ученицей  академика А.К. Скворцова, с которым В.Н.  общался много лет. За эти годы Лариса защитила кандидатскую диссертацию, сама стала известным специалистом по выращиванию абрикосов. И она по опыту знает, что нет лучшего места для абрикосового сада, чем монастыри.

Нас не пришлось долго уговаривать. Выбрали участок, правда, всё тот же северный склон, но удалённый от речки с её туманами. Один существенный недостаток – отсутствие высокой монастырской стены, защищающей от ветров, как в старых обителях. Нам тоже хотелось бы жить за крепкими стенами, как в Лавре или на Соловках, но чего нет, того нет, приходится довольствоваться тем, что Бог послал.

34 деревца неплохо перезимовали, и всё шло хорошо, пока в нашей зоне рискованного земледелия не случился погодный экстрим. Погоревали да выкорчевали почерневшие стволики. Спустя год посадили новые, крепенькие. К тому времени несколько первенцев зацвели. И снова заморозки погубили завязи. 

Абрикосовые сады московских монастырей дают урожаи. Стены и дыхание мегаполиса берегут деревца от ветров и морозов. Но мы радуемся даже тому, что видели, как цветут абрикосы. Господь и намерение целует, поэтому не огорчаемся, благодарим Бога за отрицательный результат, который, как известно, тоже результат. Тем более, что у него имеется весомый плюс: мы обрели друга в лице Ларисы Андреевны. Таких бескорыстных тружениц, как она, не часто встретишь.

Потом Морозов увлёк нас выращиванием винограда. Чтобы уберечь нежную лозу от пронизывающего ветра, построили стену из бутового камня. В.Н. посоветовал, к кому из калужских виноградарей лучше обращаться за помощью. А нынче уже сам готов дать зимостойкие сорта и винограда, и абрикосов. Первый раз попробовали барятинский виноград до пожара – вкусный, кисленький, вполне годится на сок.

В начале нынешней весны позвонили В.Н. и пригласили посмотреть старые яблони, посаженные на подаренной монастырю усадьбе. Он быстро приехал, дал совет омолодить деревья методом обрезки кроны,  тут же показал, какие ветки срезать, какие оставлять. Обязал приехать за саженцем груши. Испытывая на протяжении нескольких последних лет различные сорта груш, нашёл подходящий для наших  условий.

В подарок привёз свою новую книгу «Ваш семейный сад» (Золотая библиотека журнала «Сады России»), изданную в Челябинске. Это кладезь полезной информации для всех, кто отважится вырастить сад в зоне рискованного земледелия. С таким учебником не страшно начинать даже тем, кто лопаты в руках не держал. Автор предупреждает о возможных ошибках, даёт ненавязчивые советы.

Другую его книгу «Лучшие плодовые, ягодные и цветочные культуры для знатоков и любителей» (ЭКСМО, 2009) можно купить , сделав заказ в  интернет-магазинах или скачать. Правда, сам автор использует компьютер только в качестве пишущей машинки.

Морозов – автор более 80 статей о саде-огороде, опубликованных в СМИ, один из инициаторов создания «Национального парка «Угра». О нём много пишут в сети, например: «Я наслышана об этом человеке, читала много его статей, смотрела видео сюжеты. Многому у него научилась (по статьям). Если вам есть, что написать о нём и его усадьбе, не сочтите за труд. Многим здесь будет это интересно и полезно, тем более у него можно приобрести отличные саженцы и посмотреть хозяйство. Хорошо, что еще есть такие люди, которые не только думают о своем кармане, но и делятся с нами знаниями и своим опытом». (Деревня-online.Ru).

«Ваш семейный сад» заканчивается словами: «Спасибо всем, кто осилил эту книгу. Очень хочется получить Ваши отзывы. Ведь писал я для ВАС и хочется услышать ВАШЕ мнение и о прочитанном, и о том, чего Вы в ней не нашли. Писать мне можно по адресу: 249863, Калужская область, Дзержинский район, дер. Люблинка, Морозову Владимиру Николаевичу. Телефон 8 910 542 42 61. Интернета нет. Всех желающих приглашаю посетить «Усадьбу Морозовых» с апреля по октябрь. С удовольствием встречу каждого. С уважением В. Морозов».

Первый раз видим, чтобы автор публиковал номер мобильника. Вот такой он, наш Морозов. Он бы всю Россию превратил в цветущий сад, дал бы Бог сил и времени.


| 28.04.2013 22:04