Киновия -

http://www.feofila.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=261
Распечатать

Страдания Оскара Уайльда


Второе лето приезжает к нам Инна Евгеньевна Фролова, профессор Московского Международного Университета, преподаватель кафедры иностранных языков. Прошлый раз мы слушали ее лекцию о трагедии Шекспира «Макбет», о грехе властолюбия, о великой муке человеческой души, далекой от Бога, не способной к покаянию.




Нынешнюю беседу Инна Евгеньевна посвятила другому классику английской литературы – Оскару Уайльду, чья тонкая поэтическая душа оказалась в плену иной страсти. Еще недавно о грехе этом вслух говорить считалось неприличным, хотя с древних времен некоторые из людей страдают постыдным пороком. Оскар Уайльд, блистательный поэт и драматург, король остроумия, с отличием окончил Оксфорд, свободно владел греческим, французским, итальянским языками. В 34 года к нему пришел большой писательский и театральный успех, он стал законодателем вкуса, образцом для подражания, символом культуры своего века, его парадоксы повторяли из уст в уста. Разве не актуальны и сейчас слова: «Раньше книги писали литераторы, а читала публика, теперь пишет публика и никто не читает».

В лекции рассматривались поздние произведения Уайльда: «Баллада Рэдингской тюрьмы» и «Тюремная исповедь». Трагедия Уайльда завязалась, быть может, еще тогда, когда он выступил с декларацией: «законы Искусства (так, с большой буквы) не совпадают с законами морали» и провозгласил свободу личности, полнота и красота которой проявляется как раз там, где она нарушает установленные нормы. Апофеозом такой личности стал образ героини написанной им пьесы «Саломея», сметающей все преграды на пути преступной страсти. За идеями следуют и дела; в свое время поэт позволил пороку овладеть и своей душой: «Я потерял власть над самим собой», – писал он в «Исповеди». Попав в мельницу ненависти маркиза Куинсберри, отца своего платонического друга, Уайльд пережил скандальный суд, потерял большинство друзей, доброе имя, богатство, семью – жена и дети отказались от его фамилии.

Его осудили на два года каторжной тюрьмы. Возлюбленный ни разу не навестил его и не написал. После заключения Уайльд под чужим именем жил во Франции и умер в Париже в возрасте 46 лет.

Студенты Инны Евгеньевны «Балладу Рэдингской тюрьмы»  читают по-английски, и мы первую главу слушали в подлиннике. Поэма посвящена памяти гвардейца, осужденного за убийство жены; Уайльд оказался свидетелем его казни, и, как все узники, глубоко прочувствовал судьбу приговоренного к смерти. В чужом страдании он узнает и свое страдание, звучит тема братства всех людей, лейтмотивом повторяются строки «… принял смерть за всех людей Христос» и «только к раненым сердцам находит путь Христос».

«Тюремная исповедь» написана в последние четыре месяца, проведенные в тюрьме, она создана человеком, который плакал каждый день: «Быша слезы моя мне хлеб день и нощь…» (Пс. 41, 4). Автор назвал ее «Послание из тюрьмы и оков», по латыни «De profundis» - «Из глубины», и адресовал тому самому другу, лорду Дугласу. На русском языке исповедь впервые опубликована в 1976 году, в переводе Р. Райт-Ковалевой. Пребывая в тюрьме, Уайльд стремился  погрузиться на самое дно собственной души, осмыслить и духовно оценить происшедшее, постичь суть своей трагедии.
 В свалившихся несчастьях Уайльд обвинял только себя; чудовищные тюремные порядки не оправдывают и не смягчают вины преступника. «Нужно принять наказание, а если стыдишься наказания – то его как бы и не было... Страдание – это откровение. Вселенная создана для человеческой души… Когда прикасаешься к собственной душе, становишься как дитя… Смирение – самая странная вещь на свете. Чтобы его приобрести, нужно потерять все до последнего. Только когда ты лишен всего на свете, ты чувствуешь, что оно сделалось твоим достоянием».

Уайльд не был бы Уайльдом, если б и в исповеди не размышлял об искусстве, о месте человека в мире, о Любви; но главной темой этого произведения остается раскаяние. Известно, что в темнице он каждый день читал Евангелие на греческом, и хотя писал о Христе как о человеке, Бога, конечно, знал. Мы не знаем, примет ли Господь покаяние души, жаждущей исправления; человек, написавший такую исповедь, не мог не измениться, он отчетливо понимал, что скверная страсть  не угодна Богу,  раскаяние его было искренно и безгранично.

В наши дни уайльдовская тема звучит особенно остро. Нельзя не замечать, что происходит в мире: СМИ навязчиво пропагандируют разврат, который становится нормой, различные «меньшинства» давят на общество, отстаивая «права» и равнозначность противоестественных отношений, которые всегда считались «мерзостью пред Господом». Столетие назад писатель, всем сердцем осознав ужас падения, мучился и приносил покаяние, а нынешние идут в наступление, провозглашая себя борцами и героями. Человечество, похоже, забыло об участи Содома и Гоморры и колоссальными шагами движется к своему концу.


| 05.09.2013 12:43