Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Богородично-Рождественская девичья пустынь

Официальный сайт Калужской епархии



 Поиск 


 События 
Великий Пост
Вечная память
Вси святии, молите Бога о нас!
Знаменательные даты
Повседневная жизнь
Праздники
События в РПЦ
События в России
События в мире
Цветная триодь


 ФОТО 


 Рубрики 


  
Начало раздела > Монашество

Есть ли у нас будущее?

Альбом: Монашество

Одна сестра, давно живущая в монастыре, вдруг задумчиво произнесла: есть ли у нас будущее? Она имела в виду пополнение, молодые «кадры», которые вольются в монастырь и станут залогом его последующего развития. Летом численность обители почти удваивается, приезжают, за неимением более точного слова, паломницы, может, разведчицы, выбирающие будущее место жительства, а может, просто любопытствующие; они изучают нас, мы глядим на них. Не станем обсуждать замужних, такие тоже иногда приезжают погостить и помолиться, интереснее для нас одинокие, возрастом от двадцати до пятидесяти. Вопрос не в том, хватит ли им решимости избрать монашество и сделают ли они выбор в пользу именно нашего монастыря; гораздо важнее – насколько они к тому готовы, способны ли понести монашескую ношу и будет ли от них какая польза для обители, если придут.

В XIX веке монастырское большинство составляли деревенские; они и  грамотой не больно хорошо владели, а что касается богословия, вряд ли постигали хотя бы азы, довольствовались простыми понятиями, усвоенными в семье, с пеленок: верить в Бога, избегать греха, слушаться старших, трудиться, терпеть, молиться; они прекрасно управлялись с коровами (не двумя, а десятью), посевами (без тракторов), огородами (без мотоблоков), стирками (без стиральных машин), уборками (без пылесосов) и прочим жизнеобеспечением, которое, увы, необходимо во все времена.
    
Теперь все городские, даже если и родились в деревне, и все-то образованные, с вузом за плечами, а то и Свято-Тихоновским институтом, в крайнем случае бухгалтеры и секретарши, «умеющие на компьютере», т.е. текст набирать. Коров боятся как огня, на огороде мгновенно устают, готовить не умеют, даже посуду мыть считают тяжелейшим испытанием, много же посуды… Ну, молиться – ладно, согласны, псалтирь читать, только не ночью; вольнолюбивы как птички, «я же еще не монахиня, съезжу на пару недель домой в Саратов, племянника в Оптину свожу», замечаний не переносят вообще, реагируют немедленным отъездом, благословение на жительство в данной обители, хоть бы и главного старца страны, не останавливает.

К чему подобные сопоставления, зачем сравнивать «век нынешний и век минувший»? Дело в том, что сегодняшние «абитуриенты» отправляются в монастырь, усвоив понятия и образцы позапрошлого столетия: они читали про Саров с сияющим преподобным Серафимом, про Оптину пустынь с ее великими старцами, про любвеобильных игумений Марию (Тучкову),  Арсению (Себрякову), Таисию (Солопову) – и с такими установками направляются в обитель современную, желая, как высказывают в интернете,  «жить в любви, под руководством старца, духоносной игумении, вне административного диктата; иначе какой смысл в монастыре?».

«Какой смысл»… ну да, рассчитываем, получается, на готовый земной рай: со всех сторон участие, тепло, ласка – с исключением  утруждений принуждений!

Прежние-то, обитатели эпохи старцев, видели «смысл» совсем  в другом: искали, где построже, где больше лишений, где суровей условия; считали себя грешниками, не достойными ничего хорошего, жаждали жестокой аскезы ради исправления, понимали монашество как крест на пути к преображению и радовались: на кресте значит со Христом! Преподобный Серафим шел к святости, предпринимая подвиги, устрашающие нормальное человеческое естество, и до самой смерти подвергался обструкции со стороны начальства и братии;  оптинские светильники мудрость обретали в болезнях, клеветах и гонениях, «монах это битые черепки, – говорил преподобный Макарий, – его все бьют: и бесы, и мирские люди, от всех он постоянно терпит уничижения и унижения…». Игумении-дворянки становились «духоносными» после многих скорбей, лишений и обид, далеко не сразу и не по своей воле, а до того несли обиходные послушания; у юной Марии, еще не Таисии, кожа перчатками с рук слезала: посуду мыли тогда едким щёлоком. Надо сказать, и в первые послесоветские годы ищущие монашества руководствовались, как правило, той же потребностью: оказаться поближе к Богу; на блаженство не надеялись, комфорта и нежностей не ждали, ехали на холодные руины, в глухую неизвестность, полностью отдавая себя на волю Божию.

Уйти от мира и сейчас хочется, у всех проблемы: материальные, нравственные, душевные, семейные, честным трудом не разбогатеешь, путных женихов нет, окружающая реальность волей-неволей втягивает, пороки укореняются, тоска, депрессия, таблетки… а бежать больше некуда, только в монастырь. Но убежище это оказывается не столь гарантированным и надежным, как выглядит в старинных книжках и розовых мечтах; иллюзии подвергаются безжалостной проверке и нередко сменяются угрюмым недовольством: еда, по первости вкусная, становится однообразной и пресной, усталость от непривычной физической работы отупляет, нет времени читать святых отцов, нет сил заниматься Иисусовой  молитвой, о духовном, возвышенном здесь вообще не говорят; сестры, монахини, по десять-пятнадцать лет стажа, и все еще не святые: и едят много, и смеются громко, и раздражаются, и грубые слова произносят, смирения и кротости в них не заметно, где же примеры для подражания? Игумения словно не хочет замечать моего изнеможения, вообще обходит вниманием, чуткостью и прозорливостью явно не обладает; благочинная распределяет послушания как в миру,  по производственной необходимости, вовсе не думая о способностях и возможностях каждой; вот он, «административный диктат»! Зачем такая жизнь?! «Какой смысл»…

И никому же в голову не придёт: если свет, который в тебе, есть тьма… Кто-то находит в монастыре умиротворяющую природу, радость и покой, встречает богатые возможности учиться послушанию, честно выполняя порученное дело, обнаруживает множество поводов навыкать общению с разными людьми, избегая критики и осуждения;  вдали от мирской суеты куда легче разглядеть правду о себе и своем сердце, наконец в этой драгоценной тишине удобнее сосредоточиться и наконец начать молиться. А кто-то обнаружит кромешную скуку, чуждость окружающих и беспросветную черноту – каждый получает то, чему на самом деле соответствует его внутреннее содержание. Скажем, для девочки, единственной в семье, естественно, обожаемой, окончившей школу с медалью, затем институт с триумфом, мука мученическая стать вдруг не главной и никак не выделяемой среди остальных; сердце плачет и стенает: нет любви! Как жить, когда нет любви! А для женщины «в годах», обремененной многолетними привычками кушать пять раз в день, спать до десяти, читать романы, отдыхать после обеда, гулять перед ужином и посещать церковь раз в неделю, монастырский устав обернется изнурительной каторгой и она вскоре утвердится на известном утешении: спасаться можно и в миру, подальше от фанатизма.

Никто же себя не видит и не считает свою, по выражению одного подвижника, «первоначальную натуру» мало пригодной к ваянию монаха. Мир отравляет человека, уродует его «исходные данные»; воздействие виртуального: телевидения, интернета, уводит от реальности, отвлекает от главного – собственной жизни, душевного устроения, нравственной самооценки; дух праздности и любопытства вконец растлевает благую волю, сумасшедший ритм улицы становится привычным, истощая чувства, монастырская действительность представляется скучной, лишенной остроты, бессобытийной, неинтересной.

Вспоминается восточная притча о человеке, случайно попавшем в чудесную страну, где царили блаженство и счастье; он побежал домой за своими друзьями, родными, прихватил кое-что из любимых вещей, но возвратившись, той страны уже не нашел. Впрочем существует и более знакомый всем сюжет – о Лотовой жене.

Конечно, «идеже хощет Бог, побеждается естества чин»; но что происходит, когда естество НЕ хочет? Древние отцы ответ на вопрос «что мне делать, чтобы спастись» всегда предваряли условием: ЕСЛИ ХОЧЕШЬ, делай то-то и то-то. Демагогический вопрос «может ли Бог сотворить камень, который Сам не сможет сдвинуть» имеет ответ: камень этот давно сотворен и называется человек.

Теперь вошло в моду, снисходя к повальной немощи, действовать исключительно любовью и состраданием, щадить самолюбие, похваливать, ободрять и внушать надежду на божественное милосердие. Но ни старцы, ни духоносные игумении, ни даже ангелы с неба не помогут тому, кто привык обвинять в своих духовных неудачах внешние обстоятельства: постоянно оправдывающийся имеет своим старцем демона, сказал добрый и участливый старец Паисий Святогорский; ему же принадлежит ужасное выражение о «вкусных соплях», которые облизывают несчастные бестолковые дети.

Господь, конечно, милостив, однако кого любит, того обличает и наказывает, Он призывает «будь ревностен» и обещает извергнуть того, кто не холоден, не горяч. Так что «евангельский дух», которого жаждут взамен административно-командного, не означает одной лишь ласки и всепрощения; некоторые нерадивые рабы будут «биты много»; нас ожидают и судьи, и истязатели, и геенна, и перспектива погибнуть, если не покаемся.

И все-таки верим и надеемся, что будущее у нас есть. Бог не оставит; посреди мира, утратившего многие ценности, всегда отыщутся христиане, которые, воспламенившись любовью ко Христу, услышат Его зов и выберут тесный, скорбный и прекрасный путь монашества.


Дата: Четверг, 18 Октябрь 2012
Прочитана: 7075 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Монашество: священная традиция
  • Контрольная работа
  • О цели монашества
  • Трудна работа Господня. Еще о цели монашества.
  • Militem Christi . Монашеский постриг
  • Между нами, неофитами…
  • О «типах монастырей»
  • Смиряние или смирение?
  • Комментарий игумении
  • Самое острое жало
  • Записки новоначальной послушницы
  • Записки новоначальной – 2
  • Близкие враги
  • Благое иго Христово
  • Записки новоначальной - 3
  • Страсти по монашеству. 1.
  • Страсти по монашеству. 2.
  • Страсти по монашеству. 3.
  • Монашество: традиции и современность. СПЕЦНАЗ ДОЛЖЕН БЫТЬ ОБУЧЕН.
  • Мой первый Новый год
  • Устроение монашеской жизни в Калужской митрополии
    Вернуться назад


  •  english 


     Архив событий 
    «« Октябрь 2018 »»
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5 6 7
    8 9 10 11 12 13 14
    15 16 17 18 19 20 21
    22 23 24 25 26 27 28
    29 30 31
    24.10.2018


      



     Контакты 
      приёмная:
      +7 920 881 33 33
      +7 920 883 55 55

      благочинная:
      +7 920 889 57 82

      факс:
      +7 (495) 660 62 77
     
    добавочный 955627

      e-mail:
      baryatino1@yandex.ru


     Информация 
    Адрес
    Расчетный счет
    Пожертвование
    Паломникам


     Эконом на связи 




     Котята В КОНТАКТЕ 
     Страничка про наших котят В Контакте


     Наши ссылки 
    ЛОГОС - Молодежная православная газета Якутии


     СМИ о нас 
    В. Залотуха "Просьба с объяснениями"
     "Монастырь без секретов""Семь закатов в Барятино"
    А. Ливанская "Деревня Барятино"
      

    Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (18)