Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Богородично-Рождественская девичья пустынь

Официальный сайт Калужской епархии



 Поиск 


 События 
Великий Пост
Вечная память
Вси святии, молите Бога о нас!
Знаменательные даты
Повседневная жизнь
Праздники
События в РПЦ
События в России
События в мире
Цветная триодь


 ФОТО 


 Рубрики 


  
Начало раздела > Монастырь > 20-летие обители

Взрослеть с монастырём…


Монахиня А. пришла в монастырь в 21 год и, можно сказать, выросла здесь. До монастыря получила художественное образование, в обители попала в мастерскую, где трудится вдвоём с монахиней С. Прошла через разные монастырские послушания, она ещё повар, оператор котельной, певчая, звонарь, гостиничная.



— Мать А., расскажи, пожалуйста, о первой встрече с монастырём. Как ты узнала о Барятине?

— Ну, у меня первая встреча совпала с окончательным приездом в монастырь. Я приехала сюда с вещами по благословению одновременно иеросхимонаха Василия, моего духовника, схиигумена Гавриила (Виноградова) и схиигумена Илия из Оптиной Пустыни.

— Одновременно?

— О. Василий благословил в монастырь уходить и сказал, чтоб я заехала… он такой шутник, говорит, «к своему дедушке», т. е. к схиигумену Илию. Я и поехала в Оптину, объявила о. Илию,что отправляюсь в монастырь, а он ответил: «поезжай в Барятино, там матушка хорошая». Так что я прибыла с вещами, окончательно.

— Какие были первые впечатления?

— Cамые первые … сначала нас покормили, потом мы пошли на вечернюю сестринскую службу, к самому окончанию, когда сестры поют «Под Твою милость прибегаем, Богородице…». Я отчетливо почувствовала покров Божией Матери, очень остро ощутила Её присутствие. Вот самое первое впечатление.

— Раздумий, оставаться здесь или не оставаться, уже не было?

— Не было никаких раздумий.

— Какие послушания пришлось нести? самое первое?

Самое первое - лепить кошек! Я такая смешная была — под руководство мать С. (инокиня А. она тогда ещё звалась) попала, и она мне сказала cлепить овечку. Я привыкла приступать ко всему серьёзно, порассмотреть кучу книг, анатомию изучить — просто не понимала, чего от меня требуют. И когда я об этом сказала мать С., она сильно удивилась.

— Я не художник, мне непонятно, объясни.

— Сейчас если надо слепить овечку или кошечку нарисовать, я не буду задаваться вопросом, откуда у неё должны лапы расти, я не буду мудрить, какой у неё скелет и строение — просто слеплю и всё.

— Образ?

— Да, образ. Когда-то меня учили, что нужно знать анатомию, и это правильно, конечно, но сейчас я к этому гораздо проще отношусь.

— Надо сказать, очень самобытные фигурки получаются…можно сказать, лицо монастыря. Какие еще вспоминаешь послушания?

—Трапезницей была, потом кухаркой; рухольная еще, гостиничная.

— Певчей ещё послушание у тебя. А какое из послушаний любимое?

— Бесспорно, мастерская.

— А нелюбимое?

— Ну, на любом послушании случается, что-то не выходит или выводит из себя, когда не по-моему. Сейчас меня освободили от кухни, но я вспоминаю это послушание без всякого отвращения, даже скучаю, как ни странно.

— А раньше оно было нелюбимым?

— Нет, просто бывали тяжелые моменты: постоянно одни и те же лица, одна и та же кухня, и всегда «час пик», всегда в напряжении, всегда от плиты жарко, особенно летом. И при любом недомогании всё равно встаёшь и идёшь на кухню, когда твоя смена.

— А теперь это ощущается как потеря? Что-то важное исчезло с этим послушанием?

— Да. Было внутреннее ощущение помощи Божией, которое я ощущала и ценила.

— Да, иногда люди скучают по жертвенности, самоотдаче, которой требуют трудные послушания, потому что когда работа на износ, приходит помощь Божия, она потому и даётся, так?

— Да. Потом, когда я готовлю завтрак или обед, то явно ощущаю свою пользу, а когда сижу в мастерской, что-то делаю вроде нужное, но иногда совесть мучает: вот я сижу за приятным занятием в мастерской, а кто-то там… упахивается.

— Говорят, со временем впечатления от людей, от монастырской жизни сильно меняются.

— Я не могу сказать, что мои впечатления изменились. Просто как факт могу отметить, что в первые годы физические нагрузки преобладали, кухня, бегала туда-сюда, больше себя отдавала и чувствовала лёгкость особую — летала как на крыльях.

— Нравилась тебе монашеская форма?

— Очарования монашеской формой не испытывала, когда поселилась в монастыре, потому что уже трезво смотрела на внешние вещи.

— Ты встречалась с монашеством раньше?

В первый раз я увидела монахов в Оптиной пустыни, и тамд ействительно испытала некий шок, что ли. Потом поняла, что люди — они везде люди.

— Сколько ты в Оптиной пробыла?

— Три месяца.

— Трёх месяцев достаточно, чтобы понять, что собой представляет монастырь, монастырская жизнь?

— Конечно, сущности я не поняла, но, думаю, увидела, инстинктивно уловила, что есть другая жизнь, и захотела всё бросить и уйти в монастырь.

— А как бы ты сейчас определила «сущность»? В чём она другая, эта жизнь?

— В том, что полностью, именно полностью посвящаешь жизнь Богу. Насколько это возможно.

— Но ведь и в миру есть люди, которые живут так? В чём особенность именно монастырской жизни?

— Не думаю, что в миру возможно так жить: довлеет множество обязанностей семейных, деньги надо зарабатывать, единомышленников, как правило, мало, искушений много. В монастыре легче, проще, здесь всё устроено специально, чтобы человек мог посвятить себя Богу, здесь, что касается главного, люди хоть и разные, мыслят одинаково и устремлены к одной цели, общей для всех.

— Какие первые искушения могут ожидать поступившего в монастырь?

— Мне кажется, люди, которые попадают в монастырь впервые, не понимают одной простой вещи: здесь надо всё делать в точности так, как благословляют, без оглядки на собственное мнение; кажется просто, но усваивается с трудом, притом делают по-своему не назло, не специально, действительно не понимают, действует привычка поступать по-своему. Сама прошла через это в Оптиной, многого не усваивала, в моей голове тоже не укладывалась краеугольная идея послушания, она противоречила моим представлениям и правилам.

— Вернёмся к твоему послушанию в художественной мастерской.

— К разным датам надо делать сувениры: к Пасхе, например, к Рождеству.

— На подарки или продавать?

На подарки. Продавать пока не получается, нет такого количества сувениров.

— В этом году — 20-летие Барятинской обители. Ты ведь с 2005 года в монастыре?

— С декабря 2005-го.

— Какие события вспоминаются тебе ярче других?

— Очень ярко отложилась в памяти послепожарная жизнь. Эстафета на кухне: мы с мать С. кухарки, мать Н. — келарь. С одной стороны трудно, каждый день на кухне; готовили в избушке, но посуду мыли, как говорится, на улице, на свежем воздухе… тяжело физически. Но с другой стороны, то был период особенного единства, мы друг друга ценили, друг в друге нуждались и, действительно, остро чувствовалась сплочённость. Мать О. тогда тяжело заболела (матушка игуменья на днях поздравляла мать О. с днём рождения и напомнила: это наша любовь вернула её к жизни; сёстры дружно молились в храме и ночью по кельям. Горе было настолько сильным и всеобщим, что о пожаре, кажется, с тех пор никто не вспоминал – ред.). Настолько всё дышало единством, больше, чем в любой семье. Вот самое яркое моё ощущение, этим была пропитана вся жизнь того периода. И всё легко шло и вдохновенно.

— Почему? Потому что монастырь был поставлен в такие условия: случился пожар, заболела одна из сестёр? Или причина в чём-то другом? Почему оно может уходить, это состояние?

— Не знаю, не могу сформулировать. С одной стороны, мы друг другу помогали. Но с другой стороны, думаю, Господь, видя наше положение, подкреплял.

— Божия благодать?

— Да, потому что в тот период не могло и речи идти о каком-то унынии! Вот один момент, я всё про кухню: мы готовили в избушке, и туда, естественно, лезли коты, двери настежь — они и лезли, мало того, что еду стащат, еще и пометить могут! Поэтому мы придумали их отпугивать водяным пистолетом. Конечно, смеялись; к примеру,  пришёл кот рыжий, Шульц, поначалу агрессивный, такой важный, «деловой авторитет». Как мать Н. гонялась за ним с водяным пистолетом! Сейчас, конечно, если я выйду с водяным пистолетом, меня не поймут.

В келье раздаётся громкое чириканье попугая, который сидит в большой клетке.

—  Как его зовут?

— Чарлик.

— Сколько у тебя животных?

— Попугай и две кошки.

— У многих сестер в келье по две-три кошки! Давно так сложилось?

Могу о своих рассказать. Вот Норка, она появилась до пожара и возникали вопросы. Ну живёт и живёт, ладно, разрешили. А насчет другой, старушки Амики, матушку едва уговорили. Норка маленькая, изящная, Cам Бог велел ей жить в келье. А вот эта гражданочка… иди сюда… пришла к нам вся облезлая, побитая молью, плешивая, с раздувшимся животом, неадекватная такая, видно, скиталась по помойкам. Сейчас она получше выглядит. У неё почечная недостаточность, бывают приступы эпилепсии, похоже, в прошлом перенесла черепно-мозговую травму, кусалась; приду в келью, встречает таким взглядом, будто впервые видит. Она и сейчас немного диковата, но ко мне привыкла.

— Жизнь в монастыре за эти годы сильно изменилась?

— Внешне всё сильно изменилось. Мы делим жизнь на допожарную и послепожарную. Если до пожара, например, у нас баня была один раз в две недели, то сейчас у нас душевые кабины и мойся когда хочешь.

— Такие хорошие корпуса построили благотворители.

— Да. И примерно год назад матушка прибавила время к отдыху… я такая материалистка! Раньше у нас был обед в полтретьего, а сейчас в два часа, на полчаса увеличился перерыв до службы, я это очень ценю, больше времени помолиться, почитать.

— А внутренние изменения?

— Я в 21 год пришла сюда, — вроде взрослый человек, но ещё не совсем. А в монастыре дозрела что ли, полностью сформировалась, поэтому вижу больше изменений, чем те, кто пришёл в зрелом возрасте.

— Чему ты научилась в монастыре? Начни с простого.

— Если с простого, то научилась готовить в больших объёмах: на тридцать, на шестьдесят человек, когда мы ещё рабочих кормили. Это огромное для меня было достижение — такие котлы варить.

— А какие навыки здесь нужны?

— Сноровка и опыт. И мера, с солью не переборщить. В художественном плане — рисовать быстро наловчилась, не cообразуясь с анатомией, раньше не умела так.

— Говорят, в монастыре на любом послушании главное — быстро.

— Не думаю. Когда-то, возможно, так понимала, надо быстро. А сейчас считаю, надо всё делать, сосредоточившись, не рассеиваясь внутренне.

— Получается, медлительность от рассеянности, когда человек не умеет концентрироваться на деле, которым в данный момент занимается?

— Возможно. Внутренняя расхлябанность, рассеянность, она во всем проявляется. В первое свое монастырское лето я за грибами пошла с мать Л., несла два зелёных пятилитровых ведра, и одно ведро, не знаю как, умудрилась потерять! Ядовито-зелёное ведро пластмассовое огромное потерять в лесу!

— А внутренние открытия какие-то были?

— Например, сразу как пришла поняла необходимость готовности. Допустим, ты трапезница, кто-то заболел, надо заменить, не твоя смена, но сказали идти — и идёшь. Когда случился пожар, столько всего обрушилось на нас; именно готовность требовалась. И каждый день Господь посылает поводы готовность проявить; может высокопарно звучит, но зато правильно - готовность забыть о себе: мешает чаще всего именно собственное “я”, которое огорчается, когда нарушаются наши мелкие планы, расчеты, представления.

— Два пути спасения в Православии, брак или монашество, и оба ставят в ситуацию, когда себе не принадлежишь?

— Христианство одно для всех, оно требует служить другим.

— Чего бы ты пожелала ищущим монашества, сёстрам, приходящим в обитель?

— Запастись терпением и быть готовыми ко всему!



Дата: Суббота, 06 Апрель 2013
Прочитана: 7330 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • О скотном дворце, творчестве и коровьей доле
  • В мо-нас-тырь!!!
  • Всё помню, за всё благодарю
  • О пчелиных семьях, компьютерах и боли за ближнего
  • Господи сил с нами буди!
  • Кошки в рай прокладывают дорожку
  • Радость служения
  • Богу угодны монастыри и монахи
  • Длинная дорога в Барятино
  • И это всё – МОРОЗОВ!
  • Аще не Господь созиждет дом...
  • Ищу и нахожу радость
    Вернуться назад


  •  Контакты 
      приёмная:
      +7 920 881 33 33
      +7 920 883 55 55

      благочинная:
      +7 920 889 57 82

      факс:
      +7 (495) 660 62 77
     
    добавочный 955627

      e-mail:
      baryatino1@yandex.ru


     Информация 
    Адрес
    Расчетный счет
    Пожертвование
    Паломникам


     Эконом на связи 




     Котята В КОНТАКТЕ 
     Страничка про наших котят В Контакте


     СМИ о нас 
    В. Залотуха "Просьба с объяснениями"
     "Монастырь без секретов""Семь закатов в Барятино"
    А. Ливанская "Деревня Барятино"
      

    Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (18)