Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Богородично-Рождественская девичья пустынь

Официальный сайт Калужской епархии



 Поиск 


 События 
Великий Пост
Вечная память
Вси святии, молите Бога о нас!
Знаменательные даты
Повседневная жизнь
Праздники
События в РПЦ
События в России
События в мире
Цветная триодь


 ФОТО 


 Рубрики 


  
Начало раздела > Откровение помыслов

Письмо к сестре


Этот текст встретился нам в необъятном интернете, и хотя не со всем мы в нем согласны, решаемся почти без исправлений поместить его у нас на сайте, в рамках обсуждения «Положения о монашестве». Статья изобилует резкостями и, может быть, поспешными, слишком смелыми обобщениями, но когда душа кричит от боли, извинительно не выбирать выражений. К сожалению, иногда самоуверенность и властолюбие начальствующих не знают ограничений и не встречают препятствий; результатом становятся покалеченные судьбы людей, перегоревших к монашеству и не находящих своего места в миру. Отдельное огорчение о том, что очевидные для читателя интеллект и образованность автора оказались не востребованы в обители.


     
Здравствуй, сестренка моя!

Скажи на милость, тебе еще не надоело топтаться на одном месте, страдать, рефлектировать, ныть про себя – самоедствовать, одним словом? Вот первый совет: выкинь из головы и сердца этот свой «мильон терзаний» и начинай одно – дышать полной грудью; живи, душа! Когда ты научишься всегда и во всем видеть Его благую волю? Просто поверь: ОН НАС ЛЮБИТ И ВЕДЕТ ТУДА, ГДЕ ЛЮБОВЬ, И СПАСЕМСЯ МЫ ТОЛЬКО, ЕСЛИ ПОЙДЕМ ЗА НИМ, А НЕ ЗА СВОИМ «НЕ ХОЧУ-НЕ БУДУ». Да и дело уже сделано, поступок совершен, самые тяжелые переживания в прошлом. Ты все-таки решилась оставить монастырь, как считается, образцово-показательный, в котором подвизалась почти 4 года, боль от рвущихся нитей-связей с ним почти физически ощутима, это надо пережить, осознать и да – покаяться. Еще ты «пролетела» с напридуманным «идеальным» и явно подходящим тебе мужским монастырьком. И теперь дуешься на игумена, который обещал и не взял, передумал, и на всех игуменов-игумений вообще, потому что «до кучи» вспомнилась  и та обида, когда одна игумения, нарушив свое обещание, просто улыбнулась: «…всяк человек ложь». А ты все не соглашалась: не всяк! не всяк! Ну как же: благословение принимаем, руку целуем, молитвы возносим о «честнейшей матери нашей»!?

Но давай оградимся от помыслов лукавых. Ты прекрасно знаешь, лично наблюдала: игумен не только исповедует, но и сам исповедуется,  значит, грешит и ошибается, здесь на земле ангелов нет. Что его действительно отличает от простых смертных – на игуменство поставляет Господь; никакими связями, знакомствами, интригами игуменскую стасидию не занять, это Промысл Божий решает. Поэтому думай, стоит ли критиковать, городить вавилонские башни обид или наоборот идеализировать в игумене (игумении) «человеческое»; можно же поступить наоборот – и попытаться в неидеальном «человеческом» распознать волю Божью.

Теперь ты ищешь «свой монастырь»; или правильнее – «СВОЕГО» в монастыре?

Хочу напомнить: все мы, и насельники и настоятели, дети одной несчастной страны, когда-то цветущей непостижимой красой духа, но изуродованной, поруганной, наделившей нас на личностном и общечеловеческом уровнях кучей комплексов, неврозов, «склеротических изменений»; все мы несем их, не всегда осознавая. Конечно, сейчас открыты 600-700 монастырей, можно выбирать, но ведь понятно: построить, населить и украсить обитель намного проще, чем определить питающую ее традицию, найти живую плодотворную идею как знак неповторимости, как импульс к развитию. Ведь мы надеялись: воодушевим меценатов, разгребем руины, освятим затоптанное, оскверненное, поднимем кресты над вновь позолоченными куполами, и процесс пойдет; мощная волна нового духовного поколения сметет позор безбожно прожитых десятилетий и настанет долгожданный «золотой век» возрожденной России. Но не хватило одного, однако главного звена – носителя традиции; народ наш, обескровленный, обессиленный, отвык нуждаться в Боге; дорвавшись до дешевых «свобод», наши невротиков. Когда-то З. Фрейд заметил, что «неврозы заменили современному люди превратились в эгоцентричных, с угрозой сатаноцентричности, человеку монастырь». А нашему современнику монастырь и Бога заменяет ИГРА, в глобальном мифоритуальном смысле. Рискну предположить, что иногда поиск духовных традиций для монастыря также прибретает характер некоей игры. В современной литературе это замечательно изображено в одном из лучших рассказов О. Николаевой  «Дюдя».

Да ты и сама еще недавно усердно старалась уловить своим вконец отсталым «партесным» слухом ангельские вихрекружения в византийском пении сестер, а детишки монастырского приюта бойко приветствовали Владыку сценкой на греческом про приезд афонского геронды. Постились через день – геронда благословил чаще причащаться, и сестры подвизались по-афонски, бледнея от непрерывного поста и нахлынувших искушений. Зато как обжигающе сладко  было потом где-нибудь в провинции или среди бывших знакомых невзначай обронить: «наш старец, отец N… – ну как какой? разумеется афонский! – благословил не читать утренних молитв». А потом еще «добить» провинциалов духа: читали «Моя жизнь со старцем Иосифом»? мы его «правнучки», нас называют женский Афон!

Но постепенно, за всеми разговорами о русско-афонском родстве, беседами с греческими монахами об «истинном послушании» и «откровении помыслов»,  сквозь запашистые ароматы афонского ладана ты совершенно неожиданно, но безошибочно отчетливо почуяла такой знакомый, неистребимый как трупный смрад тоталитарный душок. Ошибиться в нем невозможно; в начале 90-х мы с тобой получали светски-советское, почти уже постсоветское гуманитарное образование; весь универ тогда читал и обсуждал серийные разоблачения сатанинской власти, опубликованные  и в документах, и в художественных произведениях, по которой потом студенты новых свободных времен  строчили курсовые и дипломы. И почти каждая работа воспевала свободу – личности, творчества, души и духа, Божьего дара, уцелевшего даже под  адским «красным колесом». Тогда мы с тобой испытали страстное стремление оторваться от советского прошлого; так наверно, зверь, угодивший в капкан, ощерившись в злобе и боли, отгрызает себе лапу.  До покаяния не дозрело; но отвращение к тому наследию отпечаталось глубоко и навеки.

Вот почему так трудно воспринимать начальственные слоганы , которые сводятся к одному и тому же: «молчи, дурра! думай и будь  как все! помни кто ты есть». Ты и помнила, что конечно грешная, конечно недостойна Его Любви… но все же, все же… Воспой христианскую надежду, гениальный поэт!

Не суди, не суди по моим грехам!
Не суди по глупым словам!
Пастырь Добрый, снеси к Твоему Отцу
Обезумевшую овцу!
И хоть шерсти клок – всего ничего –
Сохрани для предвечной пряжи Его
От дурного раба Твоего.

(Тимур Кибиров).

Признаться, было полной неожиданностью узнать, что вовсе не образ «Доброго Пастыря», готового оставить стадо ради спасения одной глупой заблудшей овцы, определяет теперь игуменский статус; я даже заподозрила, что выражение той настоятельницы перефразировали или она сама не поняла смысла своего высказывания: «ИГУМЕН – ЭТО САНИТАР ЛЕСА». То есть волчара. В таком контексте заблудшей овце лучше так и оставаться заблудшей. Целее будет.

Ты все отчетливее стала различать главный, старый как мир механизм управления – СТРАХ. Страх имел крылья и шелестел, паря над замирающими от его гипнотического воздействия сестрами. О, эти «духовные занятия»! разоблачения «помыслов» с последующим изжитием при помощи епитимий… незабываемое ощущение зазеркалья, когда смысл всех твоих слов и фраз выворачивается наизнанку и ты словно маленькая одинокая Алиса оказываешься в перевернутом мире; «полеты над кукушкиным гнездом» в романе Кена Кизи бледнеют перед такими сеансами промывания мозгов с формулировкой «брань бесовская и ее преодоление». Женская душа особенно восприимчива к сколь угодно утонченному садо-мазо; на тех «занятиях» поражала в сестрах готовность к наказанию: сладко плача, они покорно ожидали, чтобы подняли, осрамили и оговорили; одна молодая монахиня порекомендовала благословлённое средство ко спасению души: она держала под подушкой здоровенную палку, и если вдруг посещал нехороший помысел  против Матушки или старшей по послушанию, колотила себя до синяков. Неужели прав Ерофеев, описывая женское томление по мужнему ремню? Неужели неистребимо наследие нашей истории, искаженной насилием над плотью, а в советской России и над духом? Неужели зря Цой от боли надрывался на всю страну: «Мама, мы все тяжело больны! Мама, мы все сошли с ума!»?

Нам тоже иногда хотелось кричать, но опасались последствий: тот, кто нарушал «духовный закон», пытаясь вступить в человеческий диалог с игуменией, мог запросто попасть в психбольницу; ну, не то чтоб насильно тащили, устраивалось гораздо тоньше, психологически изощреннее: однажды сестры, чуть ли не все, дружно обличают виновную, доказывают личностную несостоятельность, стирают в порошок – какая психика устоит в ситуации всеобщей обструкции? Одну сестру «засудили» до полного отчаяния, она приняла снотворные таблетки, чудом осталась жива, хотя могло случиться и по-другому. Но мы же знаем – смиряться надо… смиряться … так Господь проверяет любовь твою к Нему.

Вспоминалось утешительное изречение афонского мудреца: «когда Бог как любящий Отец говорит человеку: «ты  круглый дурак», на Его языке сие означает: «Я люблю тебя!». Держась за этот загадочный оксюморон, столько удалось вытерпеть! Но даже сознавая ничтожность наших попыток расслышать Его и понять, в одном ошибиться невозможно: Божия любовь  сама себя убить не может. Такой парадокс мучил и терзал на «женском Афоне».

«Положение о монастырях и монашествующих» отмечает необходимость в духовном образовании насельников, и нас с тобой направили учиться. Конечно, духовное училище не Тихоновский университет, но мы радовались шансу прикоснуться к богословию, науке прославления Бога, научиться грамотно говорить и мыслить о Нем. Но, выбрав тему курсовой в русле богословской проблематики, мы угодили на очередное «промывание мозгов» и удостоились вопроса прямо в лоб, наотмашь: «кто ты такая, чтобы рассуждать на богословские темы?».

Ох,  говорили же тебе: «не ищи радости в монастыре!» (еще один оксюморон). Твоих объяснений о пользе богословских занятий никто не слушал, и после публичного зачтения перечня твоих прегрешений огласили вердикт: обучение закончено. Увлечение гимнами Симеона Нового Богослова повлекло дополнительное наказание физическим трудом.  Радость уходила, не от трудов, а от грустного осознания «жизни с идиотом» в советско-монастырской версии. Забавно: архиереи, настоятели и настоятельницы и греческих, и российских монастырей вроде понимают и формулируют всё правильно: «послушание» не отождествляется с дисциплиной, смирение есть внутреннее делание в сотворчестве с божественной волей, игумену/игумении отводится роль «друга души»; грекам хорошо рассуждать, их кровеносные сосуды не травмированы советским тромбом. А для нас «византийская традиция» – все равно что натягивать хрустальный башмачок на загипсованный обрубок. Нам, по остроумному замечанию О. Николаевой в романе «Меценат», «по нашей немощи не надо уже старцев, откровений, чудес, главное, чтобы психиатрии не было!».

Cестренка моя, душа-голубка! Будь свободной хотя бы в том,  чтоб не искать «идеального», в том числе идеального монастыря. Он возможен внутри тебя, как личный проект лично твоего спасения. Мы же знаем, как надо: никого не судить, тем более  не осуждать, считать, что ты  в раю с праведниками, которых недостойна, нам всем сейчас нужен внутренний монастырь, покаянный, нерукотворный он строится, творится  сердцем и из  сердца…



Дата: Четверг, 07 Ноябрь 2013
Прочитана: 5111 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • Почитать бы Газету…
  • Национальная идея – преображение души
  • Проблема: духовник в женском монастыре
  • ... Преклоняю колена сердца
  • Не я ли, Господи?
  • Верными бывают только собаки?
  • Теплохладный мытарь гораздо хуже фарисея
  • Как научиться уступать – и не ненавидеть того, кому уступил?
  • Жажда Христа или…
  • Уходят...
  • Синдром ослика Иа
  • Из больничного опыта.1.
  • Из больничного опыта. 2.
  • С кем не бывает?
  • Ничего не чувствую
  • Барятино & Гефсимания
    Вернуться назад


  •  english 


     Архив событий 
    «« Июнь 2019 »»
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
         1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    17.06.2019


      



     Контакты 
      приёмная:
      +7 920 881 33 33
      +7 920 883 55 55

      благочинная:
      +7 920 889 57 82

      факс:
      +7 (495) 660 62 77
     
    добавочный 955627

      e-mail:
      baryatino1@yandex.ru


     Информация 
    Адрес
    Расчетный счет
    Пожертвование
    Паломникам


     Эконом на связи 




     Котята В КОНТАКТЕ 
     Страничка про наших котят В Контакте


     СМИ о нас 
    В. Залотуха "Просьба с объяснениями"
     "Монастырь без секретов""Семь закатов в Барятино"
    А. Ливанская "Деревня Барятино"
      

    Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (10)