Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Богородично-Рождественская девичья пустынь

Официальный сайт Калужской епархии



 Поиск 


 События 
Великий Пост
Вечная память
Вси святии, молите Бога о нас!
Знаменательные даты
Повседневная жизнь
Праздники
События в РПЦ
События в России
События в мире
Цветная триодь


 ФОТО 


 Рубрики 


  
Начало раздела > Монастырь

Матушки, откуда вы деньги берёте? (заметки о монастырской экономике)


Откуда деньги?В 2005-м году художники закончили роспись потолка придела храма Рождества Пресвятой Богородицы. Матушка игумения пошла принимать работу и расплачиваться. Я  увязалась за ней. Взяв пухлый конверт, В.Г. поблагодарил и спросил: «Матушки, откуда Вы деньги берёте?» Смотрим на него обе, не зная, что ответить. «Ну… вот только что принесли… Вам повезло!»

В допожарные годы на монастырском счёте в банке висела копеечная сумма, 4 мая 2007 года банковские документы сгорели вместе с корпусом, подтвердить сканом не могу. Кошелёк в матушкиной сумке заменял банк, легко вмещая всю наличность. Иногда после поездки на продуктовую базу или на рынок за цветами к празднику матушка вытряхивала оставшиеся монетки и говорила: молитесь, сестры, это всё, что у нас есть. 

Мы знали, что молиться именно о деньгах нельзя. Просить их у Бога – всё равно, что просить навоза у царя, так  старцы говорят, и матушка игумения с ними согласна. Открытым текстом, думаю, никто и не молился. Но когда в конце утренних молитв в храме звучала и по сей день звучит молитва святителю Николаю, Мирликийскому чудотворцу, а на ежевечернем крестном ходе сестры поют тропарь великому чудотворцу, помогавшему нуждающимся, невольно вспоминается о трёх узельцах злата, подброшенных в бедный дом. Почему бы и нам не получить малую толику святительской заботы?

«Много монастырей, - говорит летописец, - поставлено от царей и бояр на богатом иждивении, но не таковы эти монастыри, как те, которые поставлены слезами, постом, молитвою, бдением». Последнее – о нашем, вымоленном барятинскими страдальцами за Христа и теми, кто  покоится в церковной ограде. В начале 90-х из всех открытых в Калужской епархии обителей только барятинская не имела мощного исторического предшественника, монастыря здесь никогда не было, наш создан исключительно ради продления жизни старинного приходского храма Рождества Пресвятой Богородицы,  построенного в  последние годы XVIII века и изрядно обветшавшего за двести лет.

Почти вся монашеская община владыки Аркадия ко времени его епископской хиротонии разошлась по своим погостам, при храме жили три его престарелые постриженицы. Обслуживать храм было некому, содержать не на что. Село заполнили дачники, в основном это дети и внуки наших прихожанок. Крещеные, но Бога не знают. Для них Барятино – это чистый воздух, грядки, прогулки, грибы-ягоды. Трудоголики привозят электроинструменты ремонтировать всё и вся, прощай, летняя тишина!


Россия пережила в ХХ веке настоящее безумие: революции, репрессии, разрушение храмов и монастырей. Потеря христианских ценностей привела к секуляризации общественного сознания. В крови прадедов, ходивших на исповедь и принимавших Святое Причастие, ещё плавало христианство, о дедах этого уже не скажешь утвердительно, тем более о послевоенном поколении.


В соседнем селе Маковцы сегодня постоянно проживают  159 человек, церковь в честь иконы Божией Матери «Казанская» в руинах, в наш храм на богослужения регулярно приезжает одна семья (бабушка, дед и двое внуков-сирот). В Барятине зимой и летом живут    51 человек, на воскресную литургию приходят, опираясь на палки, пять-шесть старушек и несколько семейных пар среднего возраста (перебрались из городских квартир после того, как в селе появились газ и вода). Остальные «молящиеся», в большинстве духовные чада служащего священника, приезжают на машинах из Кондрова, Медыни, Обнинска. По великим праздниками храм полон, очередь на  исповедь задерживает начало литургии на час-полтора.


Пожертвования за требы, свечи и прочее не покрывают расходов на содержание храма и монастыря, в котором проживают почти 30 насельниц. Ежемесячно надо оплачивать счета за газ, электроэнергию, общая сумма летом под сто, зимой за сто тысяч рублей. Приплюсуем стоимость продуктов, лекарств, одежды, прочих необходимых вещей. Так на что же мы живём? На что содержим храм, священника? Где деньги берём?


Согласно Уставу (глава IV о имуществе и средствах) монастырь имеет право осуществлять свою деятельность «на началах самофинансирования и хозяйственного расчёта». Хозяйственный расчёт предполагает самоокупаемость без привлечения средств государственного бюджета, расходы далжны возмещаться за счёт собственных доходов. Самофинансирование — способ осуществления финансово-хозяйственной деятельности, при котором расходы обеспечиваются из собственных источников. Формулировки списала из экономического словаря, немного сократила.


Ну, и какие у нас «собственные доходы» и «собственные источники» для покрытия расходов? Всё, что вырастает на грядках, в саду, вкупе с молочными продуктами из скотного дворца, съедается на трапезе. Никакого производства не имеем, торговлей с целью получения прибыли не занимаемся. За товар в свечном ящике берем деньги, чтобы приобрести новый для удовлетворения спроса прихожан. На православные выставки-ярмарки не ездим, считаем, что не монашеское дело купить в одном месте, продать в другом. Небольшой опыт участия  у нас есть, возили  только то, что сделано у нас, и принимали записки на Неусыпаемую Псалтирь. Вырученные деньги уходили раньше, чем заканчивались сроки поминовения.   Да и выставки утратили просветительский, духовный смысл, превратились в большие базары. Не ездим.


Главным источником покрытия расходов были, есть и должны быть пожертвования в монастырь. Первые пару лет матушка игумения сама обращалась к кондровским руководителям с просьбой «выделить монастырю в порядке оказания благотворительной помощи» что-либо крайне нужное. Практически никто не отказывал, давали стройматериалы, обои, плёнку на парники, трубы, присылали строителей. Но нужнее всего были деньги.


Потом стала посылать меня. Хорошо помню первые поездки. Например, к медынским владельцам продуктовых магазинов за сладостями для рождественских подарков. Привезла, но если посчитать, не знаю, что стоило дороже - поседевшие от времени конфеты «Ласточка» или количество сожжённого бензина. Приходилось просить солярку, песок, доски, транспорт доставить что-либо, не перечислить всего, что выпрашивалось по благословению матушки за столько лет.


Случалось, слышала отказы, и не раз. Скорее всего виновата была я, новоначальный эконом. Уходила, стараясь на людях не разреветься от досады, потом грызла себя.  Сейчас понимаю, то гордыня моя скрипела, мол, не сумела добыть, не справилась. Потом дошло: плакать надо о тех, кто отказал, не помог, остался без награды от Бога. Нас Бог никогда не оставит, защитит, напитает, утешит. Он всесилен изменить любую, самую безнадёжную ситуацию, найдет другого человека и  даст ему в вечной жизни венец благодетеля. Моё послушание: молиться, просить, благодарить Бога.     


Попрошайничеством занимаюсь по сей день. Нужна щебёнка, звоню руководителю Полотняно-Заводского карьероуправления, даёт, но для того, чтобы привезти, предлагает найти машину. Сеном, зерном помогает «Медыньагропром», благодаря этому единственному в округе эффективно действующему сельскохозяйственному предприятию монастырская скотинка благоденствует в скотном дворце. В Медынь обращаемся часто на мебельную фабрику, где не только монастырю помогают, но и многим священникам в округе. Устранять аварии (теплосеть потекла, трубы засорились, циркуляционный насос сгорел) приезжают умельцы из Товарково, где с немалыми трудностями, но ещё действует филиал завода «Ремпутьмаш». Не отказывали в помощи и на предприятии «Гигиена-Сервис», но в последний раз его руководитель настоятельно попросил обращаться по другому адресу.


Мы усердно молимся о всех, кто отзывается на просьбы. Это уже не просто благодетели, за долгие годы общения мы сроднились. И, конечно,  далеко не все названы. Потому что не хотят этого. Зато мы желаем молиться о них и сами записываем имена в синодики.


Расскажу о других попытках «самофинансирования». Году в 1995-м матушка игумения договорились с  настоятелем московского храма: мы возим в Москву монастырские овощи, творог, масло, рукоделие сестер, он помогает обители деньгами. Радостные, грузим в багажник условно живого «Москвича» свою продукцию, привозим, выгружаем, уезжаем, надеясь, что всё учтут, посчитают по московским рыночным ценам, а деньги отдадут при следующей встрече. Помнится, привозили несколько раз, но денег не получили. Наконец,  расчёт с монастырём свелся к разрешению взять вместо денег книги. Храм имеет своё издательство, и тут уж мы оторвались, как говорит нынешняя молодёжь, по полной.


В те годы бартер  (товарообмен без денег с соблюдением эквивалентности) был очень популярен в стране, мы использовали его ещё несколько раз. Например, из машины овса, подаренного монастырю ко дню рождения матушки игумении («карьеристам» овёс достался в качестве платы за щебенку), отсыпали несколько мешков на корм козам, остальное удачно обменяли на капусту, выращенную в Шопине, в совхоза имени К.Э. Циолковского. Первые три-четыре года директор жертвовал всё, что ни попросим: весной рассаду, осенью разные овощи в любом количестве. И нам, и другим монастырям. Потом  на его место каждый год приходили новые, уже не такие щедрые люди, соответственно изменилось отношение к прошениям о помощи. Последние два года овощи  покупаем на правобережном овощном рынке, потому что на шопинских полях высятся кварталы многоэтажек, хозяйство движется к нулю. То же происходит сейчас с кондровским бумажным комбинатом, несколько лет назад отказавшим монастырю в своей продукции. Не сегодня – завтра его объявят банкротом.


В то сумасшедшее время мы обрели и немало друзей. Однажды пришла  на вечернюю службу молодая  красивая пара В. и Н., подали записки, попросили самые большие свечи. В. подал зеленую купюру с извинением, что рублей нет. Ответила глупее некуда: как раз такими бумажками на котёл собираем. Он улыбнулся, стал расспрашивать, какой именно котёл нужен. Скоро опять приехал, долго разговаривал с матушкой, осмотрел котельную, вялотекущую стройку, пообещал купить котлы и к ним итальянские горелки. Купил, а на стройку привёз свою бригаду, стройматериалы использовал самые лучшие. И почти уже достроил келейный корпус, но наступил август 1998 года, мы узнали новое слово – дефолт. Наш друг потерял все средства, только  милостью Божией не себя, не семью, не наше участие в его жизни, не веру. Корпус достраивали другие добрые люди. Думаю, что личные средства, вложенные им в нашу обитель, потянут на приличную десятину. Испытание веры он выдержал, значит последует и утешение.


В Библии несколько раз говорится о церковной десятине. «Он (Мелхиседек) был священник Бога Всевышнего. И благословил его, и сказал: благословен Аврам от Бога Всевышнего, Владыки неба и земли; и благословен Бог Всевышний, который предал врагов твоих в руки твои. Аврам дал ему десятую часть из всего» (Быт. 14:19-20). Мелхиседек благословил Авраама и снабдил его  вином и хлебом для празднования победы над враждебным Кедорлаомером. Обратим внимание на то, что десятина была отдана Авраамом добровольно.


Следующим человеком, дававшим десятину, был патриарх Иаков: «И положил Иаков обет, сказав: если Бог будет со мною, и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться, и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом: то этот камень, который я поставил памятником, будет домом Божиим, и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть» (Быт. 28:20-22). Это одно из самых ранних упоминаний об основном предназначении десятины — попечении о доме Божием (храме, монастыре). В Библии есть немало еще более важных мест, говорящих о десятине. Например, в книге Левит: «И всякая десятина на земле из семян земли и из плодов дерева принадлежит Господу; это святыня Господня» (Лев. 27:30).


Святой князь Владимир, крестивший языческую Русь, построил в Киеве каменную церковь на десятую часть своих доходов. До поругания православные  храмы и монастыри в России благоденствовали именно потому, что приносить десятину было почётно. Не всегда деньгами, иногда вносы делались недвижимостью, земельными наделами, банковскими вкладами под проценты. Доход он них существенно пополнял монастырскую кассу.


В мае нынешнего года на православных сайтах появилась тема церковной десятины. Комментарии были, словно речь шла о 10-процентном налоге с верующих. Нельзя допустить, чтобы такое  представление о десятине укоренилось. Бог не отменяет доброй воли, и в то же время ещё никому не удалось сделать Бога своим должником. Поделюсь историей, услышанной от человека, который до монастыря помогал барятинскому храму, теперь заботится о нас.


Он долго не мог обрести веру. И решил слетать в Израиль, в надежде вернуться верующим. Поездил по земле, где  ступали Спаситель и Его Пречистая Матерь, приложился ко всем святыням. Наступило время лететь обратно. Никаких перемен в себе не чувствует. Тогда буквально возопил: Господи, обещаю приносить Тебе десятину, только покажи мне, что Ты есть! Вернулся домой. Очень скоро дела у молодого бизнесмена пошли хорошо, как никогда. Он помнил данное слово, отделял десятую часть доходов и приносил в церковь, помогал всем родственникам нести тяготы последствий экономического беспредела тех лет и ждал. Однажды,  получив очень большую прибыль, увидел, что десятина… Он не был жадным до денег, просто побоялся, что успех не повторится, и умалил пожертвование. Отдал священнику столько, сколько приносил прежде. Скоро началось такое! Налоговики, аудиторы, рейдеры… Откупаясь от всех и вся, едва не потерял весь свой бизнес. Тогда-то и понял, что Бог есть.


Возрожденная десятина могла бы стать залогом экономического благоденствия монастырей и Церкви в целом. Но для этого надо растить поколение с христианством в крови. Люди не понимают, что твоё  только то, что ты отдал – Богу (монастырю, храму), ближним (в доме), на службе (Отечеству).


Пока вместо десятины имеем приношения. Прохожу мимо свечного ящика, церковница просит отнести в дом грязноватый джутовый мешок из-под сахара. Заглядываю в него: ситец, сатин черного, красного цветов, не иначе как заготовки для обивки гроба, кому-то не пригодились. Может и найдём им применение. Но… ладно, без комментариев.


Нынешними приношениями сыт не будешь даже после родительской субботы, не говоря уже о повседневных службах. Воскресная выручка в свечном ящике составляет примерно четверть той суммы, которую матушка тратит на недельный запас продуктов. Где брать остальные деньги, необходимые для удовлетворения самых насущных нужд?


Не знаю. После пожара седьмой год ежемесячно отправляем по разным городам и весям тысячу писем с прошениями о помощи. Около шести процентов от числа адресатов присылали пожертвования, мы как-то сводили концы с концами. В течение 2013 года количество ответов уменьшилось, как и сами суммы, состояние счёта возвращается к тому, какое было в начале 90-х. Не верю, что милосердных россиян стало меньше, нет. Похоже, причина в состоянии российской экономики в целом. Средний бизнес в стране придушен, промышленности почти нет, строительные организации еле дышат, совхозов давно уже нет, олигархи предпочитают помогать более известным монастырям. К кому  ещё можем обратиться за помощью? Подскажите, если знаете.


Царь Давид сказал: “Не надейтесь на князи, на сыны  человеческия, в них же нет спасения…” (Пс.145, 3-4). Понимаю, что испытание бедностью – это проверка веры. Мы выдержим, с Божией помощью. У нас есть Помощник и Покровитель, и Он никогда не оставит нас.


Если украденная в 1997 году икона Божией Матери “Ломовская” вернулась в храм, если обитель восстала из пепла и благоустроена лучше прежнего, если в храме каждый день звучит молитва, а в кельях днём и ночью читается Неусыпаемая Псалтирь, сёстры вымаливают помощь недужным, веру – неверующим, радость жизни – скорбящим, неужели монастырский счёт оскудеет до нуля? Посетители нашего сайта, прочтя эти строки, надеюсь, тоже воздохнут ко Господу, попросят для нас терпения, или просто отправят пожертвование.


Последнее. Я лишь слегка прикоснулась к этой непростой теме. Чтобы впредь не грузить сайт, весьма позитивный,  переношу продолжение разговора о монастырской экономике в социальные сети "ВКонтакте"и "Facebook" с целью привлечения желающих получить в вечности венцы за добрые дела. Приглашаю в друзья, обещаю отвечать на ваши сообщения. Милости прошу и милостыни тоже.

                           
Мон. Серафима, эконом монастыря.




Дата: Воскресенье, 24 Ноябрь 2013
Прочитана: 8341 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Другие публикации
  • О том, что у нас было, чего уже нет и вряд ли когда-нибудь будет
  • Новая рубрика на нашем сайте
  • Богородично-Рождественская девичья пустынь
  • О монастырском уставе
  • Хроника строительства в фотографиях
  • Мартиролог
  • Фильм о монашестве и монастыре
  • Инокиня Магдалина (Филатова Мария Степановна) 10.06.1926-19.07.2009 гг.
  • Брошюра о монастыре
  • Господь ведёт своим путём
    Вернуться назад


  •  english 


     Архив событий 
    «« Октябрь 2017 »»
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31
    23.10.2017


      



     Контакты 
      приёмная:
      +7 920 881 33 33
      +7 920 883 55 55

      благочинная:
      +7 920 889 57 82

      факс:
      +7 (495) 660 62 77
     
    добавочный 955627

      e-mail:
      baryatino1@yandex.ru


     Информация 
    Адрес
    Расчетный счет
    Пожертвование
    Паломникам


     Эконом на связи 




     Котята В КОНТАКТЕ 
     Страничка про наших котят В Контакте


     Наши ссылки 
    ЛОГОС - Молодежная православная газета Якутии


     СМИ о нас 
    В. Залотуха "Просьба с объяснениями"
     "Монастырь без секретов""Семь закатов в Барятино"
    А. Ливанская "Деревня Барятино"
      

    Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)