Почему беда не приходит одна

Уж как нам было худо после пожара, но когда у ин. Е., тридцати двух лет от роду, случился инсульт, эта беда затмила все. Месяц мы умоляли Господа не забирать у нас сестру, по очереди дежурили круглосуточно в больнице. После трех недель строгого постельного режима компьютерная томография выявила причину кровоизлияния (врожденная хрупкость сосудов) и новую мину, готовую взорваться, по имени аневризма. Требовалась операция в нейрохирургической клинике им. Бурденко.

Матушка игумения поехала с направлением на консультацию и сразу получила путевку на госпитализацию. «Видно есть воля Божия, —  сказал дежурный доктор приемного покоя, — потому что вашей сестре досталась последняя бюджетная квота. Если завтра привезете, через пару дней прооперируют». В шесть утра следующего дня ин. Е. увезли из Калуги в Москву.

Операция длилась несколько часов. Матушка молилась в Москве, сестры в своем храме и кельях. Вечером звонок: вроде все благополучно. Вернувшись на другой день из Москвы, матушка рассказала о том, что решила подкрепить молитву обетом: если операция пройдет успешно, дать профессору денег. Расставаться с деньгами настоятельнице бедного монастыря, да еще после пожара, невыносимо тяжело, и это делает цену обета весьма весомой.

Послеоперационная неделя пролетела быстро, пришло время выписываться из клиники. Собрали подарки – корзину молочных продуктов собственного производства, овощи с огорода, приготовили конверт.

Профессор Элиава
Шалва Шалвович

Когда профессор стал устраивать в уголке подаренную икону святых врачей–безсребренников и чудотворцев Космы и Дамиана (тиражированную с храмовой), матушка увидела другие иконы, которых в прежние посещения не замечала, и отпечатанные на компьютере строки: «вера же вместо дел да вменится мне, Боже, не обрящеши бо дел, отнюд оправдающих мя».

— Это мое любимое изречение, — пояснил доктор.

Тут мне стало так стыдно за себя, за всех нас,— рассказывала после матушка. – Человек ежедневно спасает людей от смерти и считает, что не имеет добрых дел! А мы еще что-то мним о себе!..

— Доктор, операция завершилась благополучно, я дала обет  отблагодарить Вас за это, дать деньги, — страшно смущаясь, выговорила матушка самое трудное.

— А я дал обет не брать денег, – отвечал доктор. – Как же нам быть? Ну, считайте, что я их взял… и отдал на Ваш монастырь.

После операции прошло три месяца. Ин. Е. чувствует себя нормально, посещает все службы, даже поруководила огородными работами, ухаживает за курами, учится шить. Только недавно нас вдруг осенила догадка, почему беда не приходит одна: Господь попускает другое горе, чтобы ослабить впечатление от первого, побудить к молитве о ближнем и тем самым укрепить человека, приблизить его к Себе. Промысл Божий – всегда милость, тайная помощь, а не наказание за грехи.

Калужские врачи расценивают полное выздоровление после тяжелого инсульта как чудо. А когда узнали, кто оперировал, еще больше удивились, потому что доктор-безсребренник оказался светилом мировой величины, о чем мы не ведали. Слава Богу за все!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *