10. Бес противоречия

Мог победить Наполеон, когда бы не форсил
И вместо треуголки рубашку бы носил,
Не пил бы он воды сырой, оделся бы тепло-о
И никогда б не проиграл свой бой при Ватерлоо

Спайк Миллиган (перевод Г. Кружкова)

Талантливому и многогранному рок-музыканту Вадиму Курылёву принадлежат замечательные строки о нашей общей болезни:

Если бы я был покойник, я был бы сплошная тревога.

Если б я был атеист, я бы поверил в Бога.

Если бы я был политик, я удалился бы в скит.

Если б я был генерал, я бы имел мозги.

Если б я был часовым на посту, я бы отправился спать.

Если бы я был ружьем на стене, в финале не стал бы стрелять.

Если б я был рожден, чтобы ползать, я бы взлетел к небесам.

Если бы я был Джон Леннон, я бы убил себя сам…

И еще:

Он доказательств не фальсифицирует,

А только тянет за язык и провоцирует,

И гнёт своё с рассвета и до вечера

Такой бездушный – дух противоречия!

Он всех и вся превозмогает, кажется –

Язвительно глумится и куражится,

И ничего в нём нету человечьего…

Блудливый бес – мой дух противоречия!

Возьмем эпидемию коронавируса. Правительство объявило «каникулы»[1] сначала на неделю, и что же? Скупили билеты, забронировали отели в Сочи. Ну не дома же сидеть! Кто победнее, постарались обеспечить себя шашлыками с выездом на природу, ну погода же, весна, не дома же сидеть! Каждый Божий день в сводке об эпидемии вопль: на улицах много народу! Останьтесь дома! И это не только у нас, вольнолюбивых как птички; «лучшая нация», выйдя на первое место в мире по числу заражений, продолжала «отжигать» на пляжах Флориды и в других злачных местах. Президент США призвал фирмы «Форд» и «Дженерал Моторс» бросить все и немедленно приступить к производству аппаратов ИВЛ, но, как известно, в Америке любят гордо заявлять: «У нас свободная страна»! Виртуальные митинги против «лишения свободы», «нарушения прав», собирались в Испании, невиртуальные в США, Индии, Италии, России: к примеру, жители Новосибирска, несмотря на рекордную статистику по заболевшим, демонстративно устроили вечеринку на площади Ленина, лихо отплясывали под Верку Сердючку и другие зажигательные «треки». Люди устали от режима самоизоляции[2], заканчиваются деньги, потеряли работу и требуют все это прекратить, а о последствиях пусть позаботится всегда виноватое правительство.

Своеволие не входит в перечень психических болезней, поскольку представляет собой сознательное, умышленное нарушение норм: запретительные таблички типа «опасно для жизни», «не стой под стрелой», «за буйки не заплывать», «не влезай – убьет» и т. п. непослушных, напротив, стимулируют к нарушению запретов, хотя они, в отличие от психопатов, видят разницу между правильным и неправильным и могут оценивать  последствия своих поступков. Однако душевные их качества, такие как самомнение, тщеславие, властолюбие, холодность, безразличие к ближнему, обнаруживают гордость – губительнейший грех, который, открывая дорогу всем страстям, становится фундаментом и питательной средой для развития психической болезни. «Да я уже легок стал», – ответил валаамский монах отговаривающим его идти по неокрепшему льду, тонко намекнув на свое постничество, которого, вероятно, прежде не замечали. Легче всего заявить о себе в отрицании, в заявлении о своей особенности: «Я это не ем», «Я это не ношу», «Я это не люблю». Самонадеянность ведет к усиленному действию воображения, мечтательности, к отказу от подчинения воле старших: родителей, учителей, опытных людей и, вследствие внутреннего одиночества, к хроническому беспокойству и отчаянию, – все эти духовно-нравственные особенности врачи отмечают у шизофреников.

В 1897 году в России было 117 709 психически больных, т. е. около 0,09% населения. Через сто лет, в 1996 году, официальная статистика насчитывала 3 784 423 таких больных, примерно 2,6%. Сейчас, если считать неврозы, депрессии и деменцию, психически нездоров каждый третий житель России[3]. По данным Всемирной организации здравоохраненияе психические расстройства уже претендуют на пятое место в числе недугов, ведущих к потере трудоспособности, притом болезни эти распространяются быстрее вирусных инфекций, хотя не так заметны. Одно из трагических последствий психических расстройств – самоубийства; ежегодно только в Европе добровольно уходят из жизни около 150 тысяч человек, в большинстве мужчины.

Интересно, что распространенность психических болезней  в экономически развитых странах Запада и в СССР–России, согласно динамике роста за 1930–1995 годы в 7,2 и 8 раз, примерно одинакова. Такая закономерность отражает общечеловеческую греховную сущность психической патологии, независимо от социально-политической структуры общества. Эксперты ВОЗ называют стимулирующие причины: возрастание плотности населения, урбанизация, разрушение природной среды, усложнение производственных и образовательных технологий, информационный прессинг, учащение разного рода катастроф, постарение населения, экономические кризисы, смена идеологических представлений и нравственных ценностей. Причем у нас принято обращаться к врачу только в крайнем случае, особенно если недуг касается психики.

Люди, укоренившиеся в своеволии, составляют многочисленную армию алкоголиков и наркоманов. Вещества, изменяющие сознание, помогают уклониться от реальных проблем и нежелательных переживаний. Зависимые живут иллюзией «могу бросить в любой момент», но в силу самомнения не способны адекватно оценить свое состояние и обратиться за помощью к Богу или человеку; более того, они не считают себя своевольными, они просто хотят непрерывно получать удовольствие; наркомания, собственно, увенчивает это стремление, пропитавшее все слои нынешнего бытия.

Некоторые психиатры считают одной из форм психического заболевания неверие как намеренное и упорное отторжение очевидного факта. Ученый, возглавлявший проект по расшифровке генома человека[4], утверждает, что Нравственный[5] закон, или «закон о правильном поведении», начертан в ДНК каждого из людей: «Бог намеренно вызвал к жизни особые существа, обладающие разумом, знанием добра и зла, свободной волей и желанием взаимодействовать с Ним. Причем Он заранее знал, что эти существа в конечном итоге пожелают нарушать Нравственный закон», – пишет он в интереснейшей своей книге[6]. На ее страницах кроме науки встречаются не менее впечатляющие откровения о личном поиске Истины: «Приблизиться к Богу мне мешала собственная грешная сущность, в частности гордость, которая, в свою очередь, была неизбежным следствием моего эгоистичного желания самостоятельно управлять собой. Чтобы возродиться к новой жизни, я должен был в определенном смысле убить это своеволие».

Своеволие – жизнь без Бога, по своему хотению – в русском народе всегда осуждалось: говорили «дай человеку волю – заведет в неволю», разбойников называли людьми «длинной воли», однако глядели на них не только с ужасом, но и с восхищением, ибо в русской крови растворен человек беспредела – и в подвиге, и в молитве, и, к сожалению, в грехе. Новгородский эпос о Василии Буслаеве прославлял идеал молодецкой безграничной удали; с юных лет Васька жил как хотел, сам по себе, не верил «ни в сон, ни в чох, ни в змеиный шип, ни в вороний грай». Однажды, оценив тяжесть своих грехов, отправился замаливать их в Иерусалим. Паломничество ничего не изменило: на обратном пути он демонстративно нарушал все запреты, хвастаясь ловкостью и силой; надумал «через камень сер-горюч» прыгать, причем, чтоб труднее, задом наперед; поскользнулся, упал и бесславно погиб. В советское время Буслая отобразили в двух фильмах как вполне положительного героя, смелого и отважного; таким он и был, вот только, по собственному выражению, рабом у Бога состоять отказывался, статуса «твари» признавать не желал.

Феномен склонности нашего национального характера к максимализму, анархии, экстремизму, отвержению дисциплины занимал многих мыслителей. Бердяев объяснял его необъятностью нашей земли; бескрайняя широта ее соответствует пейзажу русской души: «Коль любить, так без рассудку,/коль грозить, так не на шутку,/ коль ругнуть, так сгоряча,/ коль рубнуть, так уж с плеча!» (А. К.Толстой). Стремление к свободе может принимать уродливые формы разнузданности, грубого самодурства, «ндраву моему не перечь», как показал в своих пьесах А. Н. Островский. Достоевский, конечно, глубже всех исследовал проблему, отождествив своеволие с вседозволенностью, доходящей до отрицания каких-либо нравственных препятствий (Свидригайлов, Раскольников) и богоборчества (Ставрогин и ученик его Кириллов в «Бесах»: «Я три года искал атрибут божества моего и нашел: атрибут божества моего – своеволие!.. я обязан себя застрелить, потому что самый полный пункт моего своеволия — это убить себя самому»). «Вольница» проявилась и в монашестве: быт «своекоштных обителей» обходился без всякого подчинения, каждый был сам себе игумен, предпочитая независимость братству. Пререкание тоже способ заявить о себе, «выразить себя»; вот как простой монах дореволюционной Оптиной отвечал на вопрос о послушании: «Например, хожу я на покос по своей воле, хожу с охотой и тружусь с удовольствием. А скажи мне настоятель: старик! иди на покос за послушание; я ему скажу: не могу, не пойду». Конечно, Бог любит «доброхотного делателя» (2 Кор. 9,7), однако преподобный Паисий (Величковский) называл послушание кратчайшей лестницей к небу, приравнивая его к мученичеству. Так что если кто повинуется против своей воли, а в сердце терзается и ропщет, иногда до отвращения, до болезни, – стоит надеяться, что и такое послушание Господь примет, оценит пытку самопринуждения, подаст благодать Свою, а когда приходит благодать, жизнь становится раем, человек меняется и больше не находит удовольствия в исполнении собственных пожеланий.


[1]Термин «каникулы», надо признать, был крайне неудачным; вскоре перешли на «самоизоляцию»; чем не угодил старый добрый «карантин»?

[2] Хотя режим этот, во всяком случае для госслужащих, означает весьма редкую возможность сидеть дома, получая зарплату.

[3] Цифры из интернета.

[4] Френсис Коллинз (Fransis Sellers Collins), род. 1950; доктор медицины, доктор философии, член Национальных Академии наук и Медицинской академии США; с 2009 года возглавляет Национальные институты здравоохранения.

[5] Автор использует заглавную букву.

[6] Коллинз Ф. Доказательство Бога: Аргументы ученого. М.: Альпина нон-фикшн, 2009.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *