Еда

Каждый год мы ожидаем его со страхом и трепетом, потому что надежды никогда не осуществляются вполне, потому что предатель-тело тянет одеяло на себя, потому что, воздерживаясь от еды, мы по-прежнему не способны воздерживаться от повседневных грехов, потому что, если поститься как требует Типикон, не остается никаких сил для молитвы и прочих духовных занятий.

Потому что мы не привыкли, или отвыкли за год, так жить, во внутреннем напряжении и едином устремлении; тысячи мелочей владеют нами, мы наполнены ими и не вмещаем великого. Вот для этого прежде всего Пост: перетряхнуть душевный хлам и честно ответить на самый важный вопрос: правда ли, что Бог занимает центральное место в нашей жизни, что мы любим Его Одного, доверяем Ему и готовы идти за Ним до Креста?

     Монастырский быт всегда аскетичен; казалось бы, откуда взяться пристрастию к пище? Но, оказывается, именно вследствие ограничений возникают увлечения; как говорил один архимандрит: вкусно поесть – какая радость еще у монаха! Или взять «синдром  переедания»: если сегодня что-нибудь вкусное, надо непременно доесть, хоть через силу: завтра не дадут, завтра пятница. Еде радуемся, едой лечимся, едой преодолеваем уныние. Конечно, благодарим Господа, но, может быть, не замечаем, что уже впали в зависимость: еда управляет нашим настроением, она, бывает, принуждает к неблаговидным поступкам или ввергает в уныние.

     Сытость порождает беспечность, не говоря уж о плотских нечистых пожеланиях; укрепляется жажда удовольствия от еды: читаешь псалтирь и фантазируешь о грядущем обеде, просишь у келаря чего-нибудь этакого, ну там чесночку, печеньица, соуса, жалуешься на однообразие скучного стола и советуешь попотчевать сестер пирогами или варениками. Пост как раз и нужен, чтобы отучить себя потворствовать капризам плоти, опускающей нас на уровень животных. Пост – «узда для чрева, ослабление вожделения», – говорил святитель Иоанн Златоуст.

      Наверно, не все подвержены этой слабости, что ж! Пост и есть испытание, проверка, в самом ли деле мы достигли бесстрастия или только в мечтах. Типикон предполагает полное воздержание от пищи (и питья) в первые два дня и всю неделю сухоядение без масла, до субботы. У греков (составлявших Типикон) сухоядение включает маслины, сухофрукты (финики, инжир), орехи, теплый хлеб; у нас обыкновенно вареная или печеная картошка, свекла, соленые огурцы, кислая капуста. Не лишнее знать, что тело бунтует, оно испытывает голод, пустоту и полный дискомфорт, токсические яды вызывают запах изо рта, язык обложен; если в обычае употребление кофе и чая, мучает головная боль, идет «ломка» своего рода. Всё это полезно: голод, как известно, применяется в лечебных целях, ради очищения, оздоровления организма. Но у постящихся христиан более возвышенные цели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *