Ищу и нахожу радость

Разными путями пришли наши сестры в монастырь. У каждой есть своя история, есть она и у инокини Ф., рассказывавшей о своих первых шагах  по монашеской стезе в Записках новоначальной послушницы, опубликованных на сайте. Год назад она приняла иноческий постриг. Интересно, что изменилось в её видении монашеской жизни.

– Мать Ф., уже в первый твой приезд в 2009 году было ясно, что ты – наш человек. А ты сама чувствовала это?

– Чувствовала точно, что я нашла свой дом. Выбор монастыря был промыслительным, первый раз я приезжала только на выходные, чтобы убедиться в этом. Да, со своими, как известно, не церемонятся, поэтому меня в следующий окончательный приезд, сразу нагрузили ответственными  поручениями, и я радовалась, что моя помощь нужна и силы востребованы.

– Повлиял ли на твое решение мантийный постриг родного брата иеромонаха Пимена?

– Брат младше меня на 9 лет, и мы с ним вместе ходили в храм, вместе молились и читали святых отцов, вместе готовились к монашеству. Один батюшка нас называл: вот Алексей – будущий монах и сестра его – инокиня. Были такие жизненные обстоятельства, что я не могла уйти в монастырь, пока он учился, должна была помогать семье. На четвертом курсе Духовной семинарии ему предстояло сделать выбор, чтобы стать священником – монашество или женитьба. Естественно, он избрал первое, даже наша мама не удивилась. Учащихся духовных школ сразу постригают в мантию, так как они проходят послушание в период обучения. Все произошло в одном году: в сентябре брата постригли, в октябре рукоположили в иерея, а в ноябре я приехала в монастырь. Благодаря его определению в жизни, я смогла оставить мирскую работу и осуществить давнее желание. 

– Вскоре после поступления в обитель матушка благословила тебя подготовить для сайта заметки новоначальной послушницы, а спустя время появилось продолжение этих заметок. Как ты воспринимаешь свои впечатления о монастыре спустя год после своего иноческого пострига?

– Всего три части: продолжение потом еще было, когда я стала рясофорной послушницей. Конечно, одно дело – первые впечатления, а повседневная жизнь в обители – это уже несколько другое состояние. Сейчас я бы уже не написала таких страстных слов. Но, в целом, наверное, я и сейчас так же живу, как там написано. Стараюсь находить радость в каждой мелочи, в красках и звуках природы, в малиновом закате или разливе реки, в каких-то запавших в душу словах книги, прочитанной во время трапезы. О. Ефрем, архимандрит афонского монастыря Ватопед, верно сказал: «Внешне наша жизнь кажется рутиной, но внутренне каждый день для монаха – это откровение и новое состояние сердца, которые тварным словом не выразить». Все больше утверждаюсь, что нет в монастырской жизни никакого однообразия, вот взять богослужение – каждый день мы проживаем с разными святыми. Хорошо, если эти записки кому-то помогут обрести решимость встать на монашеский путь. 

– У нас большинство сестер несут по несколько послушаний, и ты в их числе. Расскажи о своих обязанностях. 

– Кухня – мое постоянное место, трапезница с первого дня пребывания в монастыре, через два года стала кухарить. Это творческое послушание, готовить мне нравится, хорошая возможность послужить ближним. Кухня – место, где все сталкиваются, поэтому для борьбы со своими страстями очень полезно.  Вот говорят, там бесконечная суета, искушения, и чтобы сохранить молитвенный настрой, лучше держаться подальше от кухни. Но мне кажется, в таких тесных условиях лучше закаляется дух.

В новом административном корпусе у нас есть лифт; когда дом построили, и мы переехали туда жить, матушка благословила меня стать лифтером. В Калуге училась на курсах, получила удостоверение лифтера. Теперь слежу, чтобы лифт работал нормально, раз в месяц приезжают механики, надо им все показать, рассказать. 

Пишу письма благотворителям, за это время уже налажены связи со многими, кто нам помогает. Азы колокольного звона постигала еще в первые месяцы пребывания в обители. Теперь звоним регулярно, поочередно с монахиней С. и монахиней А. Еще зажигаю лампадки в храме, смотрю за свечами. 

– Послушание библиотекаря – о нем можно только мечтать. Тебе оно досталось, потому что это твоя мирская профессия. Что читают наши сестры? Что читаешь ты? У тебя есть любимый автор, книги которого ты можешь читать, открыв на любой странице?

– Когда училась на библиотекаря, мне запомнился такой факт: в древности над входом в библиотеки висела надпись «больница для души». Хотя это было в языческой античности, но все же доля правды здесь есть. Библиотека призвана удовлетворять душевную жажду человека. У нас библиотека очень богатая, сестры читают разную литературу, и это замечательно, круг интересов должен быть широким. Думаю, чтобы душа совершенствовалась, человек может интересоваться самыми разными вопросами. В библиотеке много работы, которая внешне незаметна. Сейчас занимаюсь составлением электронного каталога. Хочется верить, что у меня получится помогать в удовлетворении душевных потребностей сестер.

Наверное, единственная книга, которую могу открыть на любой странице и читать, это Евангелие. А так читаю многое – творения святителя Игнатия, исторические книги, жития святых и подвижников, люблю мемуары писателей и церковных деятелей, художественное и документальное о Великой Отечественной войне.

– К чему привыкала с наибольшим трудом и привыкла ли?

– Привыкать приходилось к общежитию, терпеть разные человеческие характеры. Тут себя, свою душу порой не поймешь, а в сто раз труднее понять, чего хочет или что имеет в виду живущая рядом сестра. Каждая со своей психикой, темпераментом, манерой поведения. Трудно снисходить к немощам ближних, не обижать и не обижаться, не раздражаться, сдерживать свой язык. Невыносимо сложная наука. Но это не значит, что к кому-то развиваются положительные чувства, а к кому-то нет, стараюсь всех любить. Если Господь дал именно эту семью, значит мне так надо. Ведь только в общежитии наилучшие условия для борьбы со своими грехами.

– Как повлияла на твое внутреннее устроение поездка на Святую Землю? 

– Святая Земля – самое великое чудо в моей жизни. Когда-то читала, что это духовная родина для каждого христианина, поэтому мы непроизвольно стремимся туда попасть. Мы ездили с монахиней О., я тогда еще была послушницей, и посетили самые главные святыни Христианства. На земле, по которой ходил Господь, живет множество разных народов. В этой пестрой многоязычной массе особо чувствовалось, что Бог любит всех. Я очень благодарна матушке за такой подарок. Именно там я узнала об удивительном великом человеке, жившем в ХIХ веке. Это архимандрит Антонин Капустин, начальник Русской Духовной Миссии, который приобрел многие земли на территории Израиля и Палестины. Теперь русские паломники в Святой Земле не только пользуются гостеприимством, но могут совершать богослужения и проповедовать на правах хозяев. Меня поразил масштаб его деятельности. Он сохранил от разорения многие святыни. Например, Мамврийский дуб турки-мусульмане раздирали на щепки и продавали их туристам. Создал женские монастыри – Горненский и Елеонский, спроектировал и построил храмы с  величественными колокольнями, гостиницы, школы. Не верится, что все это труды одного человека. У могилы архимандрита Антонина в храме на Елеоне – необыкновенная благодать.  А чувства от прикосновения к местам, где Господь страдал и воскрес, описать невозможно. Может, когда-нибудь еще откроется внутреннее действие от этой необыкновенной поездки.

– Ты очень серьезно относишься к подготовке своих выступлений в богословском семинаре и делаешь записи выступления сестер, дополнения матушки. Это привычка, оставшаяся со студенческих лет? Обращаешься к этим записям?

– Это не привычка со студенческих лет, а скорее страсть к писанию. Какую бы книгу ни читала, всегда выписываю что-либо понравившееся, близкое к моим мыслям. Так же и все, о чем говорится на семинаре, конспектирую с интересом. А спустя время записи стараюсь перечитывать, освежать в памяти. Для того и записываю, чтобы не забыть. Столько всего увлекательного ведь запомнить невозможно. Когда готовлю выступление, тоже хочется узнать и прочитать по теме как можно больше. Знания дают своего рода духовный толчок.

– В будущем году одна из наших старших сестер будет вести богословский семинар для новоначальных, кто пришел в обитель после того, как основные богословские дисциплины были «пройдены». Ты хочешь посещать эти занятия? Что для тебя tabula rasa в богословии? О чем знаешь меньше всего?

– Обязательно буду, я же тоже новоначальная, столько пропустила. Хотя, что можно наверстать, сестры изучали языки (греческий, латынь), иконопись и другое. Богословие можно изучать постоянно. Я и в истории Церкви путаюсь, в апологетике ничего не знаю. Думаю, хоть всю жизнь учись, и многое все равно останется белым листом. Главное, помнить, что Господь пришел на землю спасти каждого грешника, в том числе и меня. Он претерпел Распятие и за мои грехи тоже. 

– Среди посетителей нашего сайта есть девушки, желающие принять монашество, что бы ты им пожелала?

– Не знаю, имею ли право что-то желать, советовать? Могу только поделиться своими открытиями. Главное, сначала хорошо разобраться в себе, и не думать, что монашество – это лишь красивая форма. У многих ошибочные представления. Чтобы принять монашество, надо сначала к нему подготовиться. Определите для себя, сможете ли жить в подчинении. Жизнь в монастыре – это терпение страданий и непрерывный труд. Если же девушки знают об этом теоретически, то пугаются, что не выдержат. Христос нам обещает: иго Мое благо, и бремя Мое легко, и поверьте, это обещание исполняется ежедневно. Кто точно знает, что их путь – монашество, не бойтесь ничего. Господь рядом, Он помогает во всем, не оставляет ни на минуту. Только не теряйте веру.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *