Коржевский В. Традиции и заблуждения. – Тюмень: Русская неделя, 2011

Священник Вадим Коржевский написал полезную книгу: «мелочи церковной жизни» не часто становятся предметом богословского «расследования». В несколько искусственной форме диалога пресвитера и прихожанки автор разносит в пух и прах те явления, которые считает устоявшимися заблуждениями. Очевидна его образованность в области богословия, истории и психологии, полезность такого чтения неоспорима, правда, порой возникают сомнения, корректно ли клеймить и отметать реалии ХХI века, ссылаясь на святителя Иоанна Златоуста и других святых отцов.
Местами создается впечатление, что автор со свойственной молодому возрасту горячностью излишне критичен и склонен усматривать заблуждения там, где в соответствии с историческими обстоятельствами сложилась новая традиция. Вызывают возражения, например, рассуждения о Таинстве соборования. Автор прав: к соборованию не следует приступать, надеясь на автоматическое прощение забытых грехов, прав и в том, что благодать этого преображающего Таинства, как, впрочем и всех Таинств, усвояется лишь при условии сознательного восприятия; позабытые грехи врачуются скорбями, Богом определяемыми, в частности, физическими болезнями, которые и врачуются при соборовании, если есть на то воля Божия. В XIX веке было принято принимать соборование как напутствие перед кончиной, хотя содержание чина не содержит и малейшего намека на приготовление к переходу в иной мир.

Но во времена гонений ХХ века верующий человек жил в постоянном предуготовлении к смерти, не зная, сможет ли он прийти в храм в следующее воскресенье или его арестуют, убьют, сошлют в лагеря. Так возродилась традиция частого причащения, вопреки дореволюционному правилу «приобщаться во все четыре поста», так вошло в церковный быт и ежегодное соборование; возникло и новое толкование Таинства: надежда на врачевание не столько физических, сколько духовных болезней.

Читателей женского пола порадует разрешение жгучего вопроса о «нечистоте» женской природы; известное постановление Церкви ветхозаветной (Лев. 15, 19-27) воспринимается нашими современницами со страхом и исполняется со всей тщательностью. Прещения ревностных, но малообразованных пастырей порой доходят до абсурда, до отказа в посещении церкви и рекомендаций, во избежание Божьей кары, не прикасаться даже к молитвослову; осталось посоветовать снимать с себя в определенные дни нательный крестик.

Между тем от нас уже давно не требуется исполнение иудейских обрядов: Христос не воспрепятствовал женщине, страдавшей кровотечением, прикоснуться к Нему (Мф. 9,20), показав тем самым пример должного отношения к естественному женскому состоянию в Новом Завете.

Отвечая на недоумение прихожанки, священник приводит случаи, когда прикосновение ко святыне в состоянии «нечистоты» привлекало милость, а не наказание Господне; например, одна раба Божия не смущаясь своего положения, омылась водой из источника преп. Серафима и получила облегчение. Плоть человеческая сама по себе не есть зло и не причина зла, а значит, и разные выделения из организма не могут заключать в себе нечистоты. Все чисто в природе и по природе своей, потому что Бог не может сотворить ничего нечистого (Рим. 14,20).

Святитель Дионисий Александрийский отмечает, что «женщине в нечистоте тела нельзя приступать только к Причащению Тела и Крови Христовой. Молиться же, поминать Господа и просить помощи не запрещается». В Номоканоне указывается: «на Пасху жене не причащаться, пока не очистится до семи дней».

Святитель Афанасий Великий писал: «Естественное очищение не мерзко перед Богом, Который премудро устроил, чтобы оно бывало у женщин в каждые тридцать дней, для их здоровья и укрепления». По мнению святого, «если мы род Божий, по Божественному Писанию Апостольских Деяний (17,28), то не имеем в себе ничего нечистого. Ибо тогда только мы оскверняемся, когда грех, всякого смрада худший, соделываем». «Только грех есть нечистота, остальное – человеческий предрассудок», – напоминает святитель Иоанн Златоуст. У первых христиан существовала практика, по которой женщина имела такой же свободный вход в алтарь, как и мужчина; Лаодикийский собор это упразднил, но по некоторым местам появилась традиция, запрещающая вдовицам приступать к алтарю лишь в период очищения. Допускается это и доныне , и не только в монастырях.

Если у женщины, приехавшей на богомолье издалека и с большими трудностями, вдруг некстати это началось, она предается отчаянию: «Я в нечистоте по моим грехам». Нет такой нечистоты, которая могла бы осквернить святыню; просто тело, без согласования с волей и разумом начало свою необходимую работу по очищению организма от умерших клеток. А что касается достоинства, так, по утверждению епископа Варнавы (Беляева) «мы всегда недостойны, ведь если бы мы были достойны, то Бог всячески устроил бы так, чтобы мы оказались чисты и свободны в желаниях и действиях». Возможно, в исключительных случаях, когда например, женщина, находящаяся в нечистоте, опасно заболевает, допустимо даже и Причащение; то же касается и Таинства Крещения. Святитель Григорий Двоеслов учил, что не следует запрещать принятие Таинства святого Причащения находящимся в очищении, потому что «месячные у женщин не грешны, ибо происходят от их естества».

Еще один «женский вопрос» обсуждается в книге: существует точка зрения, что монахини, которых осквернили безбожники в советское время, погибли, потеряв девство за грехи свои. Учители Церкви утверждают: насилие не может нарушить целомудрия; если над девой совершено насилие, то она совершенно справедливо причисляется к чину мучеников. Потому что нет греха там, где нет соизволения, насилие в любой форме есть мучение.

Нельзя не согласиться с размышлениями автора о поминовении усопших: действительно, Церковь не должна «снижать планку», поддаваясь немощам современного человека. Хотите помянуть усопших – потрудитесь посетить храм не только в воскресенье, но и в субботу. На воскресной Божественной Литургии заупокойное поминовение по Уставу отменено. Заслуживает одобрения и совершение молебна до литургии, ибо после совершения величайшего церковного Таинства исполнение треб представляется неуместным.

Прихожане оправдываются тем, что время теперь другое и они, находясь в тесных житейских оковах, вынуждены больше работать ради земных целей. Иерей Вадим отмечает, что духовную жизнь можно вести в любых условиях, было бы желание. Дело покаяния совершается не только сокрушением и исповедью, но и другими не менее действенными способами, по апостолу Петру: «Прежде всего, имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов» (1 Петр. 4,8). Слезы о своих грехах святитель Иоанн Златоуст именует «вторым крещением», он рассматривает плач отдельно от исповеди, как способ очищения. Так же считал преподобный Пимен Великий: всякий «желающий избавиться от грехов избавляется от них плачем».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *