Любочка, Татьяна Афанасьевна, Таня

Никто не помнит точную дату первого посещения монастыря, ни Любочка Земскова, ни Татьяна Афанасьевна Машовец. Таня Лайне вошла в состав этой «группы поддержки» последней, знакома с матушкой Феофилой через мужа Олега, который учился одновременно с матушкой на факультете журналистики МГУ.

Ладно, дата – не самое главное, интересно, какой они увидели обитель. Муж Татьяны Машовец (Москва) Николай Петрович прожил не долгую жизнь – всего 60 лет, но успел сделать многое. Член союза писателей, кандидат филологических наук, он 12 лет был Главным редактором самого крупного издательства страны – «Молодая гвардия»; выступил зачинателем популярных издательских серий 30-томной библиотеки «История Отечества в романах, повестях и документах», 10-томной «Библиотеки молодой семьи». Когда началась перестройка, он создал издательский дом «Русская семья»: выпускал журнал «Очаг», детскую сказочную газету «Жили-были», активно сотрудничал с издательским отделом Патриархии. Н.П.Машовец  – автор нескольких книг прозы, сценариев, сборников литературно-критических статей. Любимым детищем Николая Петровича был созданным им в 1995 году Дом сказок «Жили-были».

Татьяна Афанасьевна пишет: «Более 20 лет назад Господь привел меня в удивительное место – маленький деревенский монастырь в селе Барятине Калужской области. Мой покойный муж узнал о нем от своей сотрудницы и побывал там. Вернувшись, он с такой теплотой и любовью рассказывал о матушке и сестрах, что мне тоже захотелось поехать. Дорога из Москвы до Барятина не близкая; глаза устают от мелькания машин, деревьев, строений, но вдруг из-за поворота появился храм на фоне безоблачного неба. Душа моя замерла.

   От волнения я мало что помню: ласковый прием матушки, молодых сестер, дом снаружи обычный, деревянный, покрашен зеленой краской, а внутри стены без всякой отделки, между бревнами седая пакля. Удивительно, как все помещалось в этом небольшом строении — и «игуменские покои», и гостиная, и кельи сестер, и кухня. При входе стоял ларь, от которого пахло рыбой, что, наверно, нервировало тогда еще немногочисленных кошек. Поразил старинный храм с непонятными росписями по стенам.

   Мы привезли продукты, постельное белье, книги, что считали  необходимым на первых порах. Я не представляла себе монастырской жизни, не знала, как мудро и четко она организована и как непросто исполнять послушания. За всю предыдущую жизнь я не чистила столько картошки, сколько за один день в монастыре, а семья у меня была не маленькая. С Божьей помощью монастырь укрепился. Потом был пожар, сгорел не так давно построенный келейный корпус, потом снова отстроился. И все эти годы я и мои подруги по крайней мере дважды в год приезжаем в Барятино, живем по нескольку дней, помогаем, чем можем. А главное – имеем возможность посещать все богослужения (ведь два шага, и ты уже в храме), получить поддержку и добрый совет от матушки.

   Особенно люблю вечерние сестринские службы, когда в храме кроме сестер и 2-3 паломниц никого нет. Горят разноцветные лампады и свечи, полумрак. На глаза набегают слезы, и сквозь них огоньки свечей кажутся маленькими солнцами. Молишься и повторяешь: «Слава Богу за все!». Каждый раз, перед возвращением в Москву, стоя перед иконой Пресвятой Богородицы «Ломовская», прошу, прошу помочь мне еще раз вернуться, застать всех в здравии и поблагодарить за молитвы о нас грешных. 20 с лишним лет близкого общения – это дорогого стоит». Много лет наши подружки сговариваются и приезжают в Барятино: 4 ноября  на Казанскую и перед Вербным воскресеньем, помогают на кухне, гладят постельное белье, убирают в храме. Мы знаем по именам их детей, внуков, молимся о всех. Горевали, когда переписывали в синодик «О упокоении» имена их мужей… Нет, невозможно перечислить все, что они делают для нас, остается только благодарить Бога за то, что посылает нам таких ангелов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *