Мария Петровых

Не отчаивайся никогда,
Даже в лапах роковой болезни, 
Даже пред лицом сочтенных дней.
Ничего не свете нет скучней,
И бессмысленней, и бесполезней,
Чем стенать, что зря прошли года.
Ты еще жива. Начни сначала.
Нет, не поздно: ты еще жива.
Я не раз тебя изобличала,
И опять ключами ты бренчала
У дверей в тайницу волшебства.

1964, январь.

 
Сердцу ненавидеть непривычно,
Сердцу ненавидеть несподручно,
Ненависть глуха, косноязычна.
До чего с тобой, старуха, скучно!
 
Видишь зорко, да ведь мало толку
В этом зренье хищном и подробном, 
В стоге сена выглядишь иголку,
Стены размыкаешь взором злобным.
 
Ты права, во всем права, но этой 
Правотой меня уж не обманешь – 
С ней глаза отвадятся от света,
С ней сама вот-вот старухой станешь.
 
Надоела. Ох, как надоела!
Колоти хоть в колокол набатный – 
Не услышу. Сердце отболело,
Не проймешь. Отчаливай обратно.
 
Тот, кто подослал тебя, старуху…
Чтоб о нем ни слова, ни полслова,
Чтоб о нем ни слуху и ни духу.
Знать не знаю. Не было такого.
 
Не было, и нету, и не будет
Ныне, и по всякий день, и присно.
Даже ненавидеть не принудит,
Даже ненавидеть ненавистно.

1967

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *