Монахиня Макария (Брилькова Любовь Денисовна) (30.10.1925 – 12.05.2011)

Мать Макария  пришла в обитель 75 лет от роду. Груз пережитых в миру скорбей, сложившихся привычек, сформировавшийся характер – ничто не помешало  ей начать жить совершенно иначе, принять новый уклад всем сердцем, что бывает очень-очень редко. Запомнились ее безотказность, неизменная доброжелательность, благодарность. Посуду после ужина помыть – пожалуйста, в храме подсвечники почистить – благословите! Конечно, пока силы были, болезней ее хватило бы на троих и больше.

Впрочем, в сельском монастыре даже для немощных всегда найдется занятие, если есть желание трудиться. Летом мать Макария сидела перед ворохом липовых веток и обрывала цветки, потом их сушили, раскладывали в пакетики на подарки гостям. Она словно заранее выстрадала свое монашество долгой жизнью в миру и стяжала завидное терпение. Без этого редкого качества невозможно исполнить еще одно келейное послушание: распустить туго скрученную хлопчатобумажную веревку на тонкие ровные прядки, будущие фитильки для свечей. Мать Макария справлялась с ним отлично. 

Любила церковные службы и келейную молитву, очень дорожила своим постоянным послушанием чтеца Неусыпаемой Псалтири, с 22.00 до полуночи была ее чреда, не приходилось ни напоминать, ни проверять. Днем молилась о болящих, о тех, кто нуждался в экстренной молитвенной помощи, к нам часто обращаются с подобными просьбами. 

Единственное, за что упрекали мать Макарию, так это за кошек. Имея благословение ухаживать за одной Тиссой, она пускала в келью дворовых любимчиков, а те и рады поваляться на кровати. Сама ютится на краешке, а «гости» блаженствуют. 

Душа, устремившаяся за Христом, пребывает в затворе, и только последние дни или даже часы земной жизни чуть приоткрывается ее внутреннее делание. Уже тяжело больная, мать Макария с трудом ходила, опираясь на две палки, на Пасхальное богослужение ее привезли в храм в инвалидной коляске. Но как и раньше, всегда и всем была довольна, даже остывшим обедом, улыбалась, за все благодарила. Если чего просила, так только укол, чтобы не стонать от нестерпимой боли, не мешать живущим рядом. 

12 мая она позвала нашего доктора, но после инъекции не стало легче. Поехать в больницу отказалась, тихо пояснила: «Я умираю», пыталась еще что-то сказать, но язык не слушался. Начали читать Последование на исход души, через несколько минут сердце остановилось.

Как удалось ей, престарелой, родиться заново и стать монахиней? Мать Макария прошла послушнический искус, походила в платочке, одели в рясофор, приняла иноческий постриг и, наконец, мантийный. Но дело вовсе не в форме и новом имени. Можно трижды сменить имя и при этом оставить при себе скарб страстей и грехов. Результат трудов каждой из нас знает только Господь, но из Евангелия известно, что Хозяин виноградника заплатил пришедшим в единонадесятый час столько же, сколько начавшим работу ранним утром. Поэтому хочется верить, что наша старенькая годами, но молодая монашеской душой мать Макария получит свои небесные утешения от Господа. 

14 мая после литургии и отпевания сестры отнесли гроб с телом усопшей на кладбище. После похорон вернулись в храм под погребальный колокольный звон и сделали три земных поклона с молитвой: вечная память сестре нашей новопреставленной монахине Макарии. До сорока дней молитвы и поклоны о новопреставленных – обязательное добавление к вечернему келейному правилу каждой сестры, такова старинная монастырская традиция.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *