Монахиня Нина (Махнева Надежда Ивановна, 29.09.1918 – 5.11.2000 гг.)

Родилась в деревне Коржавино Тонщаевского района Горьковской области в крестьянской семье, сызмальства ухаживала за скотом. Имела жениха, однако семья не получилась. Несколько раз ездила в Троице-Сергиеву Лавру, где познакомилась с о. Аркадием; по его благословению сначала посетила Барятино вместе с другими духовными чадами горьковскими монахинями Макриной и Таисией, потом продала дом, переехала сюда, приняла монашеский постриг в 1983 году. Община собиралась покупать корову, и привычные к сельскому труду руки мать Нины оказались очень кстати. Корову холила, сеяла клевер за усадьбой, и в саду косила траву с июня, сено было, как шелк. Последнюю ее питомицу звали Жданкой; огромная, знающая себе цену – давала по ведру молока трижды в день, рядом с ней мать Нина – худенькая, как подросток, любимая и любящая. Когда Владыка Аркадий благословил продать корову, чтобы облегчить жизнь м. Нине, Жданка в первую же ночь убежала от новой хозяйки.

Внешне монашество мало изменило ее, форму надевала только в храм, наметка мужского клобука (в таких ходили все постриженницы о. Аркадия) скрывала горбик; деревенские соседки и после пострига звали Надей, Надькой. Исповедовалась как все деревенские – минуту, другую, и под епитрахиль. В монастырь жить не пошла, осталась в келье, что была построена для посл. Марии, копалась в огороде. Владыка Аркадий благословил перебраться в его дом напротив входа в храм; вместе с инокиней Магдалиной, такой же старушкой, жили на правах келейниц Владыки, пока он служил в Магадане, Омске, Москве.

Но умерла – лучше нельзя желать. Пошла кормить кур и упала — инсульт. После соборования смогла более-менее связно говорить, разрешила нам взять своего красавца петуха, исповедалась и причастилась Святых Христовых Тайн. Владыка благословил снять деньги с книжки, с участием главы местной администрации сделали это в келье.

– Мать Нина, деньги на храм? – спросила ухаживающая за ней сестра.

– На храм, на храм, – кивала болящая.

От еды отказывалась, довольствовалась утром просфоркой со святой водой, лежала молча, терпела нашу неумелость, когда переворачивали, меняя простынки, не жаловалась, но иногда по щекам катились слезы. Мучительно переносила необходимость ухода за ней? Страдала от боли? Сестры круглосуточно читали Псалтирь, все бытовые заботы взяли на себя, потому что инокиня Магдалина лежала в своей келейке едва живая.

Мать Нина угасла воскресным днем, часа через три после принятия Святых Христовых Тайн. Хоронили в гробу, припасенном ею много лет назад, сухоньком, да и она уже почти ничего не весила (могила вторая в четвертом ряду). После похорон матушка игумения заказала в УЖКХ пять гробов впрок – так понравилась легкая, как щепочка, домовина мон. Нины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *