Ольга Седакова

***

Блудный сын возвратится, Иосиф придет в Ханаан 
молодым, как всегда, и прекрасным сновидцем.
И вода глубины, и огонь перевернутых стран
снова будущим будут и в будущем будут двоиться.

– Поднимись, блудный сын, ты забыл, как живут на земле.
Погляди, как малейшее мир победит и пребудет.
И вода есть зола неизвестных огней, и в золе
держит наш Господин наше счастье и мертвого будит.

***

Всегда есть шаг, всегда есть ход, всегда есть путь.
Да не сдадимся низким целям.
Так реки, падая, твердят ущельям:
всегда есть шаг,
всегда есть ход,
всегда есть путь.

Как труп, лежу я где-нибудь – 
или в начале наважденья?
Но кто попробует? Кто вытерпит виденье,
глядящее в пустую грудь?
Всегда есть шаг, всегда есть ход, всегда есть путь.

***

Мне кажется порой, что я стою
у океана. – Бедный заклинатель,
ты вызвал нас? так теперь гляди.
что будет дальше…
– Чур, не я, не я!
Уволь меня. Пусть кто-нибудь другой.
Я не желаю знать, какой тоской
волнуется невиданное море.
Внизу – здесь это значит: впереди.
Я ненавижу приближенье горя!

О, взять бы все – и всем и по всему
или сосной, макнув ее в Везувий, 
по небесам, как кто-то говорил, –
писать, писать единственное слово,
писать, рыдая, слово: Помоги! 
огромное, чтоб ангелы глядели,
чтоб мученики видели его,
убитые по нашему согласью,
чтобы Господь поверил – ничего 
не остается в ненавистном сердце,
в пустом уме, на скаредной земле – 
мы ничего не можем. Помоги!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *