Страшный Суд любви

По содержанию притчи можно подумать: все спасутся. Ну нет же человека, который никогда никого не накормил-напоил, не одел ограбленного, не навестил в тюрьме или больнице. Богословы, вслед за Оригеном утверждавшие, что любовь Божия непременно дарует прощение всем, имели на то основания.

Однако мы понимаем: на Страшном Суде принимаются не все добрые поступки, а лишь совершенные ради Христа, т.е. в проявление верности Его заповедям: «то сделали Мне». Ибо, как известно, добро в этом мире частенько имеет источником и мотивом тщеславие, корысть, страх и даже равнодушие.
Но, во-вторых, милосердие должно быть милосердием, т.е. исходить из сердца и адресоваться конкретному живому человеку. А то ведь как прежде приносили больному передачку от месткома, по разнарядке, так и теперь христиане порой действуют чисто формально, хладнокровно исполняя закон, «оказал сострадание и ушел», как пошутил один батюшка.
Великая беда нашего времени – глухота к чужой нужде, к чужой боли. Эгоизм стал повальной болезнью; в прежние времена, когда семьи были большими, человек измлада привыкал видеть себя среди других подобных и не воспалять собственную уникальность, не то что нынешние единственные детки, взлелеенные в сытости и холе и претендующие быть главными всегда, получать, а не давать, грести под себя и не делиться.
Очевидно, душевной ущербностью можно объяснить и холодность новых поколений к Новомученикам, память которых приходится в этом году на то же воскресенье. В наши дни горячо молятся тем святым, которые, судя по их житиям, специализируются на конкретных людских земных нуждах и помогают: излечиться от болезни, наладить торговлю, разбогатеть, сдать экзамен, выйти замуж, родить и т.д. Поэтому, скажем, многочасовая очередь стремится к мощам блаженной Матроны, но  никого не привлекает гробница канонизованного в тот же день священномученика Илариона (Троицкого) в Сретенском монастыре: ну чего просить у святителя? Разумения богословских истин? Ревности в вере? Несокрушимой стойкости в испытаниях?
Мученики ХХ века – лучшая часть нашего народа, они у Бога. Остались мы, в большинстве потомки тех, кто не веровал тогда, или отрекался, или молча скрывал; нам-то и следует искать их заступления, просить веры и верности, чтобы в час Суда нас поставили все-таки не с козлищами, а с овцами; овцы животные, между прочим, совсем не кроткие, упрямые и бестолковые; с ними Господь и сравнил прощенных человеков, вероятно, просто как менее активных по части зла (см. фильм «Попы»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *