Святой и Великий Пяток

Страдания, претворенные любовью в блаженство.
В четверг Страстной седмицы вечером совершается последование Утрени Великой Пятницы с чтением Двенадцати страстных Евангелий. Это последовательное описание крестного пути Спасителя с минуты лобзания Иуды в саду Гефсиманском до распятия на Голгофе и погребения в саду Иосифа Аримафейского Эта служба содержит глубочайшие по своему смыслу и назидательности чтения и песнопения, внимательное рассмотрение которых принесет величайшую пользу.

Пятница Страстной седмицы называется «Великой Пятницей», «Пасхой крестной», «днем Креста», «днем страданий». Воспоминание спасительной смерти Христовой в этот день восходит еще ко временам апостольским. Почитание этого дня издревле отличалось особенным благоговением перед «днем, когда отнят был Жених», Церковь строго относилась к нарушителям поста в этот день. В храмах в этот день совершалось разрешение над кающимися, находящимися под епитимией, чем подчеркивалось, что грехи наши прощаются единственно ради искупительной и спасительной Жертвы Христа Спасителя.

Стихиры на «Господи воззвах…» содержат две основные мысли: прославление крестных страданий Спасителя и изображение страданий Божией Матери. На Ее примере святая Церковь преподает нам очень важный урок: Бог Отец дает пример полной противоположности грешникам, готовым погубить весь мир, чтобы дать детям своим грешное и преходящее плотское «счастье». Она отдает на распятие и «в снедь верным» возлюбленного Сына. Для Бога и Божией Матери нет чужих. Через сказанное со креста слово: «Жено, се, сын Твой и Се, Мати твоя» — усыновлено Ею все верующее в Нее человечество.

На входе с Евангелием возглашается прокимен: «Разделиша ризы моя себе, и о одежди моей меташа жребий» со стихом: «Боже, Боже мой, вонми ми, вскую оставил мя ecu?» Последний предсмертный возглас Сына Божия, умиравшего на кресте, пронзает наше сердце нестерпимой болью. Сын Божий в момент смерти оставлен Своим Небесным Отцом. Все это должно напоминать нам, как страдал и что перенес Господь ради нас. Эти муки должен бы пройти каждый человек, каждый из нас, но Спаситель все мучения и смерть взял на Себя — ради всех нас.

В стихирах, заканчивающих Великий Пяток и начинающих Великую Субботу Святая Церковь как бы мысленно переносит нас в то время и в то место, где происходили эти священные события нашего спасения — на Голгофу и в сад Иосифа Аримафейского: «Тебе одеющагося светом яко ризою, снем Иосиф с древа с Никодимом, и видев мертва нага непогребена, благосердный плач восприим, рыдая глаголаше: увы мне Сладчайший Иисусе…»

Во время выноса Плащаницы хор поет тропарь: «Благообразный Иосиф с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв, положи». По окончании этого песнопения совершается целование Плащаницы, вокруг которой уже слышно веяние ангельских крыл: «Мироносицам женам при гробе представ ангел вопияше: мира мертвым суть прилична, Христос же истления явися чуждь».

Господь положен во гроб. Место казни опустело. Ученики, кроме возлюбленного Иоанна, рассеялись в страхе. И сейчас, как бы восполняя то, о чем умолчало Евангельское повествование, Церковь на малом повечерии, которое принято совершать сразу же после вечерни, предлагает своим чадам канон «о распятии Господни, и на плач Пресвятыя Богородицы», творение Симеона Логофета. В тропарях этого канона святая Церковь влагает в пречистые уста Богоматери скорбные слова, которые могли исходить только из глубины уязвленного материнского сердца при виде Сына и Бога, «к заколению влекома», а потом — «мертва и бездыханна»: «Камо идеши, Чадо, чесо ради скорое течение совершаеши…» Божия Матерь хотя и видела Сына Своего умершим на кресте и по-человечески терзалась, но, как когда-то в Кане Галилейской, верила в Божественность Своего Сына: «Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни, и утоли Мою болезнь и печаль, можеши бо Владыко, елико хощеши, и твориши, аще и погреблся еси волею…».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *