Татьяна Щипкова. Женский портрет в тюремном интерьере: Записки православной. Москва: Изд-во «Индрик», 2011.

Эта небольшая книга является историческим документом прошедшей эпохи, но не в этом ее особенность. Татьяна Николаевна Щипкова (1930-2009) – преподаватель иностранных языков, кандидат филологических наук, рассказывает об ужасах женской тюрьмы, пережитых на своем личном опыте.
В 1970-х годах в жизни простой советской женщины появилось главное – она обрела Истину. И это главное было подпольным. Власти не смогли простить ей, преподавателю Смоленского педагогического института, что вовлекла молодежь в «липкую паутину». Такой метафорой обозначалась религия. Татьяна Николаевна читала студентам Евангелие, ездила на семинары молодых православных христиан, и когда тайное стало явным, была арестована за сфабрикованное хулиганство. После суда прошла через семь пересыльных тюрем, пока добралась до места заключения – в колонию общего режима под Уссурийском. Три года (по кодексу очень малый срок) она вдыхала всепроникающий специфический тюремный запах.

Какие условия пришлось претерпеть 50-летней женщине, и представить страшно. Питание, лечение, средства гигиены – все было лишь теоретическим. Издевательские обыски проводились в спальных бараках, пока узницы работали на швейной фабрике, и напоминали какой-то бредовый кошмар. Вернувшись, женщины обнаруживали посреди камеры кучу их личных вещей, где все перемешано: сахар, табак, письма, печенье, грязное белье, расчески. Все существование заключенных устроено так, чтобы было как можно хуже. Во дворе вместо клумб круги, заложенные кирпичом, вокруг скамейки для курения. На прогулке курить приглашают всех, так как некурящим присесть негде. За малейшее нарушение распорядка возмездие. Ужаснее карцера «резинка» – камера, в которой пол, стены, потолок резиновые – там бьют самых отпетых.

В тюрьме, как известно, действует волчий закон – выживает сильный. Свои права осужденные представляют смутно и несправедливость воспринимают как неизбежное. Но несмотря на все это арестантки умудряются поуютнее обустроить свой быт, ведь остаются на разные сроки, кто получил три года, а кто и десять-пятнадцать лет. Вяжут наряды пустыми стержнями от ручек (спицы не положено), делают друг другу прически, зачитываются стихами, отмечают праздники и поют песни. Правда, не могут смотреть кино и телевизор – нервы не выдерживают вида вольной жизни.

«Первое сентября. Утро. Колонна выходит из ворот. Серая униформа, белые косынки, серые лица. Посмотришь вперед – не видно начала, посмотришь назад – не видно конца. На повороте останавливаемся, чтобы задние подтянулись. И вдруг все головы, как по команде, поворачиваются в одну сторону, все замирают, голоса умолкают, у многих слезы на глазах. Это идут в школу дети, мальчик и девочка, нарядные, с цветами: может быть это дети тех, кто нас стережет, но какая разница! Сейчас все матери там, со своими детьми. Первое сентября в женской зоне – день слез».

Многообразна галерея женских портретов в тюремном интерьере. Здесь и молодая красавица, убившая мужа за измену. И безответная бухгалтерша, на которую вышестоящие повесили растрату. И тихая слабоумная бродяжка неопределенного возраста. И проворовавшаяся директор винного завода, независимая, статная, с гордой осанкой. И типичная бандитка, беспощадная, грубая, тупая, она не может не скандалить, не драться. И совсем юная худенькая девочка 18 лет, воровка-хулиганка, мать которой всегда за решеткой, а отец неизвестен. И пьяницы, и взяточницы, и просто «жертвы системы». Татьяна Николаевна искренне жалеет всех без исключения. Да, все заслуживают наказания, но оно им намного завышено.

Автор записок решительно опровергает ложь, которая на протяжении десятилетий пропагандировалась в советской прессе. «Ложь, что зоновский труд перевоспитывает! Ложь, что не унижается человеческое достоинство и не наносится ущерба здоровью миллионов людей!.. Почему-то никто никогда не встречал человека, исправившегося при помощи принудительного труда. Нельзя возродиться, если тебя презирают и обращаются заведомо как с животным… Ложь, что наша исправительная система работает, что она исправляет преступников и возвращает обществу полноценных людей!» Стражи порядка попросту творят узаконенное беззаконие. Зеки ощущают к себе постоянное презрение, почти физическое отвращение вовсе не за то, что они сделали, а за принадлежность к низшей не только социальной, но и биологической категории. Презумпция вечной виновности по любому поводу.

Именно в лагере ей было дано почувствовать в полной мере заповедь: Любите врагов ваших. Однажды проснулась и как будто оттаяла – обрушилось нечто, стала вдруг «вся внутри мягкая и от этого счастлива». Колония – низина, полная зла, но и в этом страшном мире живут добро, сочувствие и любовь. Даже встреча с заключенной за веру баптисткой явила пример единства Церкви Христовой независимо от конфессиальных различий между христианами. Татьяна Николаевна замечала, что некоторые женщины не могут даже мыслью приблизиться к Богу: они боятся говорить о Нем, как будто боятся привлечь к себе Его внимание. Но при всем этом, при полном забвении всего, относящегося к религии, при безнадежном невежестве, при плачевной погруженности в чернуху и грубые суеверия – под всем живет и бьется чистый родник веры.

Господь попустил ей пройти испытание судом и заключением за исповедание Православия в 1980-83 годах, буквально за несколько лет до утверждения в нашей стране религиозной свободы. По свидетельству одного из учеников Т. Щипковой, она была всегда одной и той же, и в классе за учительским столом, и в лагерном бараке среди уголовниц, которые будучи воспитанными без малейшего представления о Боге и Евангелии получали в ее лице настоящий пример духовного борения за истину Христову. Эта скромная женщина всегда сохраняла дух христианского милосердия и сострадания. Церковь постоянно живет памятью о «победе, победившей мир, вере» (1Ин.5:4) тех, кто с помощью Божией устоял в годину жестоких испытаний.

Книга побуждает к размышлению о том, как важно ценить религиозную свободу всегда и особенно в настоящее дни, когда за посещение храма не посадят за колючую проволоку. Показывает современному читателю, что подлинная вера, столкнувшаяся с сопротивлением и натиском врагов, вызывает не ожесточение, но любовь, и поэтому она непобедима и неуничтожима в этом мире. Истинная вера научает любви Божией, которая по слову Апостола, «излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5:5).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *