В ожидании Воскресения

Начало Великой Четыредесятницы, почему-то каждый раз вызывает вопрос: Доживем ли до Пасхи? Может быть, кто-то из нас не доживет, кого-то заберет Господь в Свои обители. Призовет того, кто готов к вечности, в ином случае смерть не посылается.

Помнится, в детстве без Бога представление о человеческой кончине было наполнено суеверным ужасом. Как это – умереть? Меня больше не будет на свете? Будет такое же голубое небо, такая же цветущая земля, другие люди, а меня не будет в живых? Мы пытались убежать от мыслей о смерти, не думать о ней, не вспоминать, особенно в юные годы, когда жизнь казалась прекрасной, удивительной и долгой. Но размышления неизменно приводили к одной проблеме: Что ждет душу после освобождения от уз тела?

Православная вера открыла главную тайну – для нашего спасения была необходима смерть Самого Бога. Господь Иисус Христос пришел в мир исполнить всякую правду, и даже такую жестокую правду, что человек смертен. Он страдал и умер на Кресте, как человек. Но не уничтожил смерть на земле, а превратил ее в рождение в новую жизнь. Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. (Ин. 11: 23-25)

Церковь научила правильному отношению к смерти, как к естественному изменению бытия. Ведь читаем каждый вечер в молитвах на сон грядущим: «Владыко Человеколюбче, не ужели мне одр сей гроб будет… Се ми гроб предлежит, се ми смерть предстоит». Гробницы с мощами святых, которым поклоняемся. Останки мучеников на престолах храмов, где совершается Евхаристия. Господень Крест, бывшее орудие казни, а теперь знамение победы над смертью и нашего искупления. Все воспринимаем нормально, с благоговением.

Смерть не страшна, если жить и умереть с Ним, Который Путь, Истина и Жизнь. Никто не может избежать смерти, поэтому нужно ее принять и достойно встретить. Только бы успеть покаяться в своих грехах. Не мрак и не пустота ждет за гробом, а бесконечная радость с Господом. Но все-таки, теоретически умом нелегко вместить, постичь это событие разделения души и тела.

Как Великий Пост ведет к празднику Пасхи, так и все земное странствие – путь к встрече с Богом. Светлая печаль Великого Поста всегда сочетается вместе с предчувствием славного Христова Воскресения. Смерть – таинство, приводящее к обновленной жизни, к совоскресению со Христом. Воскресение невозможно без перехода через это Таинство. 

Год назад еще читала в храме Великое Повечерие монахиня Афанасия, с красивым сильным голосом. Выносила свечу перед священником с Евангелием. Ее высокая фигура, весь облик был окутан ароматом фимиама, потому что она готовила кадило для богослужения. Несколько лет мать Афанасия терпеливо переносила неизлечимую болезнь.

Мы общались редко. Осталось в памяти основное качество, которое отличало монахиню – благодарность Богу за все. Однажды утром после молитвенного правила в храме прикладывались к иконам, и мать Афанасия неожиданно воскликнула со слезами в глазах: «Сестры, какие вы счастливые, что пришли в обитель молодыми! Какое это чудо! Держитесь за Господа, не соблазняйтесь никакими прелестями мира! Спаси вас Господи!» Слова эти существенно ободрили и укрепили. Потому что молодые особенно раздираемы внутренними страстями. «Надо только вот так смирить себя, – м.Афанасия сжала руку в кулак, – тогда будет хорошо, легко в монастыре».

«Трапезница – какое прекрасное послушание! Каждой сестре поставить тарелку, чашку… Красиво поставить, понимаешь.» – говорила м.Афанасия позже наедине относительно моего послушания. Потом по благословению матушки передавала свой опыт проведения экскурсии по монастырю. Это был не просто рассказ-экспромт, а вдохновенная проповедь о Пресвятой Богородице, о празднике, о храме, о вере вообще. Смогу ли говорить так, как она?
Еще рассказывала, какое великое празднество было в Москве в августе 2000 года по случаю канонизации новомучеников и исповедников Российских. Она жила еще в миру, участвовала тогда в крестном ходе, горячо молилась новопрославленным святым. «А потом меня в постриге назвали в честь священноисповедника Афанасия Сахарова. Удивительный подвижник, он 30 лет провел в лагерях!»

Она угасала с каждым днем. А в последние четыре месяца уже не вставала со одра. Практически ничего не вкушала с началом Великого Поста, только пила. Сестры заботливо ухаживали, монахиня с медицинским образованием трудилась сутками, остальные по мере возможностей. Наверное, с каждой у нее складывались личные сокровенные отношения. Все понимали, что жить ей осталось немного, старались испросить прощения.

За день до праздника Благовещения, в минуты моего дежурства, мать Афанасия спросила: «Виктор Иванович поехал за водой, еще не вернулся?» Бредит? Нет, она находилась в полном сознании. Виктор Иванович работал водителем в нашем монастыре, но он умер полгода назад. За водой отправился другой водитель. А м.Афанасия еще раз уточнила, когда приедет Виктор Иванович.

Потом я навестила болящую в полночь. М.Афанасия, казалось, пребывала в таком состоянии, когда уже не нужны пища и питие. Но попросила сладкой воды. Я смочила пересохшие губы и осторожно влила в рот неполную ложку лимонада. «Как вкусно», – прошептала м.Афанасия. Слабо улыбнулась и погрузилась в сон. Неужели она видела Виктора Ивановича, приходившего с того света?

Наутро в пятницу стало известно, что уже читают канон на исход души. На кухне царила обычная будничная обстановка. «Ой, я не могу мыть овощи в холодной воде! У меня руки мерзнут», – сказала одна сестра. И вдруг нам сообщили, что мать Афанасия умерла. Как все-таки ничтожны и мелочны капризы нашей плоти. Воистину «всяческая суета всяк человек живый». А близкий человек в этот самый час вкусил смерти. Страдания закончились и душа ее, отшедшая от временных, возвысилась над нами со всей дольней суетой.

Когда в первую ночь мы по очереди читали Псалтирь у гроба почившей в ее келии, потом в храме, было ощущение совершенного покоя. Никакого страха, так легко текла молитва. Проводы в последний путь монахини действительно волнительное событие. А какой светлый и торжественный Чин отпевания. Еще и отошла она на следующий день после Благовещения Пресвятой Богородицы, причастившись в праздник Святых Христовых Таин.

Погребение пришлось на воскресенье (Неделя преп. Марии Египетской), на Божественной Литургии пели кондак: Ко аду, Спасе мой, сошел еси, врата сокрушивый яко Всесилен, умерших яко Создатель совоскресил еси…А 9-й день выпадает на Воскрешение праведного Лазаря. Таинственное сияние пасхального света все ближе и ярче. 

Во блаженном успении вечный покой да подаст Господь новопреставленной монахине Афанасии. Она уже встречает Пасху в Царствии Небесном. Могила ее с краю, самая близкая к востоку на монастырском кладбище, где спят сестры в ожидании Воскресения. Разлука лишь на время, как временна и наша собственная земная жизнь. По слову Апостола, мертвые во Христе воскреснут прежде, потом мы, оставшиеся в живых. И вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. (1 Сол.4,16-17)

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *