Диомидовская смута: нравственный аспект

В редакцию “КИНОВИИ” поступило письмо, на которое мы публикуем комментарий игумении: 

“Хотелось бы попросить игуменью Феофилу изложить  мнение по поводу последних странных событий внутри Церкви. Имеется ввиду итоги Архиерейского Собора относительно епископа Диомида. Происходящее смущает очень многих. Поясню, читая обе стороны, создается впечатления что правы и  владыка Диомид и владыка Кирилл. Из опыта жизненного знаю так не бывает.  Или прав кто-то один, или оба неправы. К сожалению опубликованный Богословско-канонический анализ обращений епископа Диомида никакой ясности не вносит и  прочтение его вводит в ещё большее недоумение.”

Смута  епископа Диомида с богословской точки зрения к нынешнему моменту  проанализирована вполне достаточно: можно почитать статью Ю. Максимова, кроме Интернета, она издана отдельной книжкой; обширный материал помещен на сайте «Православие и мир», есть и другие отклики. Поэтому мы сузим нашу позицию до оценки его деятельности с  точки зрения нравственной.

  Начнем с того, что автор обличительных посланий не рядовой член Церкви, а епископ; если бы он и в самом деле ставил целью исправление каких-то увиденных им канонических нарушений, не стоило ли поступить по Евангелию, т. е. высказать свое недовольство в письме к Святейшему Патриарху или собратьям-епископам лицом к лицу, например, на заседании Синода. Нет, он, как Римский папа, обратился сразу «ко всем чадам Русской Православной Церкви», воспользовавшись СМИ, радостно и дружно подхватывающими любую сенсацию, порочащую Московскую Патриархию.

    Православный человек на другой же день после массового тиражирования своего произведения должен бы ужаснуться, увидев, КТО его поддержал, в сущности использовал в собственных интересах.  Предполагалось, вероятно, развитие событий по накатанной технологии: не очень многочисленная, зато хорошо организованная и чрезвычайно крикливая группа активистов навязывает нужное мнение большинству, и вот уже выбрасывается лозунг «Диомида в патриархи». Возможно не случайно большая часть публики, демонстрировавшей в дни Архиерейского Собора возле храма Христа Спасителя, пришла крестным ходом с Украины. Проклинающие демократию в действительности пользуются самыми что ни на есть гнуснейшими из демократических методов.

     Привычные страшилки: экуменизм, ИНН, «антинародная власть», демократия, специально подобраны для воздействия на невежественных людей, которых, к великому сожалению, тьма; вообще баррикады, политические принципы, партийные разборки, ненависть к иноверцам воспринимаются в нашем народе, еще не изжившем коммунизм, увы, с большей готовностью, чем христианство, милосердие, молитва.  Но тот, кто соблазняет малых сих, несет особую ответственность. Епископа Диомида следовало бы привлечь уже за пензенский инцидент, приведший к гибели людей, ослепленных эсхатологическими лжепророчествами и призывами к изоляционизму.

     Возмутительно заявление епископа-мятежника о «неосергианстве»;  как смеет кто бы то ни было, не страдавший в то время, не знакомый с тюрьмой и лагерем, критиковать Владыку Сергия, действовавшего в смертельной опасности ради спасения Церкви! Уйди она в подполье, Таинства оказались бы доступны лишь немногим.  Разве не очевидно, что Господь желал видеть Свою Церковь на свещнице, чтобы она была открыта для всех, а не для отдельных избранных, «чистых», не запятнанных связями с дурным, грешным обществом.

     Непомерные амбиции претендента на лидерство в Церкви (отлучает Патриарха и митрополитов!) не согласуются с его моральным обликом: он лгал, что первое «воззвание» не предназначалось для печати, лгал в глаза прилетевшим на Чукотку лаврским старцам, обещая предстать перед Святейшим, покаяться на Синоде, лгал, представляя на Собор фальшивые медицинские справки, т.е. всячески избегал открыто защищать свои убеждения, предпочитая жалить исподтишка. И это в счастливый период церковной истории, когда ко львам не бросают, на Беломор не ссылают, а Церковь и Патриарх годами во избежание раскола терпят наскоки и оскорбления, до последнего стараясь преодолевать внутренние конфликты в духе прощения и любви.

     Епископ Диомид далеко не первый «протестант» и обличитель, вероятно, и не последний. Жалко человека, вероятно, подпавшего под чье-то зловредное влияние и извергнувшего себя из Церкви. Впрочем, пока все живы, остается надежда на покаяние.

 

См. на эту тему : 

ЦЕРКОВНЫЕ КАЧЕЛИ.
ПОЛИТТЕХНОЛОГИИ И ЦЕРКОВЬ В «ДЕЛЕ ДИОМИДА»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *