Еще один урок: Украина

Терпение – самое характерное качество нашего народа; кто-то проклинает его как проявление рабства, а кто-то считает безусловной добродетелью и ценнейшим свойством русского духа. Потому что  в терпении – осознанно или неосознанно – выражается доверие Творцу, готовность ограничить порывы собственной воли перед тайной божественного промышления.

Даже самый поверхностный взгляд в историю человечества обнаруживает: всякий бунт, неизбежно сопровождаемый выплесками низменных страстей, ненависти, злобы, фанатизма и приводящий, как правило, к пролитию крови, заканчивается экономической разрухой, нравственным одичанием, крушением культуры, а затем жесткой диктатурой, т.е. отъятием свободы, за которую, собственно, и шли умирать.

«Великая французская революция» конца XVIII века началась со всеобщей эйфории в день взятия Бастилии;  затем монтаньяры под водительством Дантона, Робеспьера и Марата казнили короля Людовика; через полгода якобинская диктатура казнила Дантона и Демулена; жестокий террор привел к очередному перевороту, гильотинировали Робеспьера, Сен-Жюста и их сторонников. Закончилось революционное десятилетие переворотом 18 брюмера и установлением диктатуры Наполеона Бонапарта.

Французская революция пожрала, по разным оценкам, от 3,5 до 4,5 миллионов человеческих жизней,  7,5 % населения, не считая умерших за эти годы от голода и эпидемий. К концу эпохи во Франции почти не осталось взрослых мужчин, способных воевать.

Однако французы вновь вышли на баррикады – в 1848 году; толпы рабочих врывались в оружейные лавки и завладевали оружием. И, хотя это восстание было куда менее кровавым – погибло около 1500 человек – бедному нашему Герцену, оказавшемуся свидетелем печального зрелища,  хватило впечатлений для душевного кризиса вследствие глубокого разочарования в революционной романтике. 

Очевидно, что любая революция непременно оборачивается варварством, дикостью и, главное, истреблением народа. Наш 17-й год тоже начинался февральской эйфорией, красными бантами и оптимистическими лозунгами; но затем бессилие Временного правительства приводит к экономическому кризису и победе большевиков в октябре, ну а дальше, как и во Франции, диктатура, террор, военный коммунизм, разруха, голод.

От 148 миллионов населения начала 1918 года к 1922 году уцелело 118,5 миллионов человек; 29,5 миллионов, то есть 19.9%, каждый пятый! – в 1918-1922 годах «исчезли». Процесс интенсивного уничтожения населения продолжался до 1929 года. 

Украина, как известно, прекрасно помнит «голодомор», но почему-то не усматривает в истории причинно-следственных связей. Оправдывает ли пролитую кровь упрямое стремление красиво жить в Европе? Или яростное желание сменить власть? Пусть кошмар, разразившийся в братской республике, отрезвит и наши горячие головы: кровавый сюжет  может начаться и с белых ленточек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *