Прот. Владислав Свешников. Полёт литургии

Отец Владислав Свешников написал книгу, которую хочется рекомендовать каждому, кто ходит в церковь, кто молится за литургией. Книг, объясняющих таинство Евхаристии, немало, лучшая, на наш взгляд, «Небо на земле» владыки Вениамина (Федченкова). Но труд о. Владислава беспримерен; эта книга с подзаголовком «созерцания и переживания» на самом деле предоставляет возможность пережить и понять буквально каждое слово, которое произносится или поется, пересмотреть собственные понятия и даже, может быть, услышать призыв литургии к ожидаемому Небом освобождению от эгоцентризма и всяческой самости. Растолковывается, к примеру, первое слово первой ектении – миром Господу помолимся – и сколько всего узнаем о понятии мир! Получаем четкую формулу смирения: то устроение бытия, в котором нет конфликта ни с самим собою, ни с другими людьми, ни с Богом. А дальше размышления о природе конфликта и о путях его преодоления: надо, чтоб душа была занята пакибытием и обретала любовь, которая есть целостное и полное приятие другого бытия, прежде всего человеческого, и поставление этого бытия рядом с самим собой, прежде всего перед своим сердцем.
Трактуются все прошения ектении и трактуются на такой глубине, о которой мало кто задумывается, стоя на службе – ведь литургия, по слову автора книги, летит, пронизывая пространства жизни, соединяя небо и землю. Хочется цитировать и цитировать; вот, например, формула скорби (о избавитися нам от всякия скорби, гнева и нужды): скорбь, печаль есть некое болезненное переживание, связанное с ощущением какой-либо недостаточности собственной жизни, переживание часто драматическое и депрессивное, к тому же бесплодное, по апостолу, «желаем и не имеем». Гневом обозначаются все неверные отношения одной личности к другой; единственно верным отношением признается любовь.

Мирная ектения – подготовительная, это молитва о нашем присутствии, которому мешают скорбь, гнев и нужда, а также недуги всякого рода, которые не дают присутствовать на литургии честно, творчески и бескорыстно. Воздействуют и силы зла, внушая разнообразные помыслы – нет, очевидно, никого, кто не отвлекался бы на них во время литургии, поэтому просим: заступи, спаси, помилуй и сохрани нас, Боже, Твоею благодатью.

Вопреки названию, это не литургика: автор много занимался вопросами этики, и приобретения на тех стезях существенно обогатили новую книгу. Однако придется преодолеть соблазн следовать порядку литургии, иначе пришлось бы переписать всю, не маленькую, книгу. Но все-таки приведем еще несколько формулировок, которые своей ясностью и точностью могут помочь вдумчивому человеку осмыслить важные духовные понятия.

Кроткий в греческом значении слова – это простой; простота же есть то качество души, когда к некоему главному смыслу не примешиваются какие-либо дополнительные содержания и смыслы, которые и создают ненужную сложность… Простота всегда имеет в себе главное содержание, при котором желания становятся ненужными. Простой удовлетворен тем, что есть. И потому такая простота и кротость, или готовность довольствоваться той данностью, которая предложена Промыслом Божиим, привлекает милость Божию, и эта милость дает чрезвычайные богатства такой душе…

Милостивость есть сердечно принятая установка на отношение самоотверженной готовности прийти навстречу любому человеку (особенно в какой-либо его нужде)… речь идет не о простой помощи, а о том, чтобы каким-то образом войти в личность или, во всяком случае, в личную боль другого человека…

Очищение (сердца) становится возможным только в результате глубокой серьезной аскетической работы, сначала по видению всего мусора, включая культурный мусор, мусор цивилизации, всяких знаний… мусор пустых разговоров (и все это оседает в душе), а потом и по его вычистке…

Смысл Тайной вечери не символический только, но и не натуралистический, потому что Евхаристию нельзя и рассматривать с позиций натуралистических ощущений и предвзятостей типа того, что мы будто бы изображаем учеников Христовых, когда причащаемся из Чаши. Нет, мы никого не изображаем, мы участвуем. Мы участвуем таинственным образом в той Тайной вечере, которая от нашего участия становится еще более таинственной, хотя бы потому, что этот тип сознания и предметного участия недоступен для рационалистического понимания и сознания, но мы реальные участники.

Дела Промысла – всегда благие, не всегда кажутся благими: опознать благость Божию, когда она открывается явно, нетрудно каждому человеку. Опознать же благость Божию, когда она промыслительно открывается в делах трудных и скорбных, практически не может никогда и никто. И во всех подобных ситуациях человек скорее скорбит, чем радостно соглашается с милостью Божией. Это… есть недостаток веры, последствие маловерия, и когда это осознается, то дополнительно всегда дается возможность пережить такие ситуации покаянно…

Почему следует искать безболезненной кончины? Чтобы иметь возможность услышать последнее при жизни слово Бога, чтобы не мешала подготовке к смерти боль.

Просвещенные люди начинают лучше видеть все: весь божественный мир, все содержание творения. Область мысли открывается перед ними глубоко при просвещении подлинным светом. Многие умники читают и древних философов, и новых, и Платона, и Кьеркегора, и всяких других, и большей частью при чтении не понимают ни одного слова. А люди, просвещенные Духом, не потому что у них есть блестящая выработанная техника ума, а потому, что они именно просвещены Духом, читают и понимают.

Без иерархического сознания и в нравственном, и в духовном, и в организационном отношениях жизнь любой православной поместной церкви лишается строгой и живой конструкции. Жизнь становится расплывчатой, как кисель (например, протестантский кисель). И мы вполне искренне и серьезно молимся за патриарха и за своих епископов.

Милость мира есть некое окончательное внедрение в совершаемое священнодействие, грядущее окончательно совершиться в Евхаристии, выявление той окончательной любви Бога к миру падшему и внедрению мира Божественного в мир падший. Только тогда, когда падший мир примет содержание того Божественного мира, который ниспосылается Богом, можно ожидать некоего совершенного изменения миробытия, которое, конечно, наступит в бесконечные веки и во веки веков, но начинается уже здесь и сейчас. Потому что литургия есть место встречи Бога с человеком и вечности со временем.

Служение – это и есть тот тип жизни, в котором человек живет не для себя, а для Бога, для других людей и для других объективных ценностных содержаний жизни. Вполне очевидно, что человек в своем падшем бытии осуществить такую жизнь не для себя не может, и в некотором отношении это даже нормально; главное в том, что является ведущим ценностным вектором.

Воля Божия в том, чтобы жизнь человека жительствовала. Для того, чтобы осуществлялась жизнь физиологическая, необходима пища земная – вполне насущный земной хлеб. Для того, чтобы осуществлялась жизнь духовная, необходима и пища духовная – насущный небесный хлеб. Ясно, что никакими собственными усилиями добыт и изготовлен он быть не может. Но его можно испросить… Отец наш Небесный, хлеб наш насущный даждь нам днесь.

У нас в монастыре труды о. Владислава – «Прикосновение к вере», «Очерки христианской этики» – весьма популярны и востребованы: один из учебных сезонов был посвящен основам христианской антропологии, другой – основам христианской нравственности, и книги эти использовались как учебники, поскольку, кроме широкой богословской эрудиции, автор обладает замечательной способностью излагать высокие истины на ярком и доступном человеческом языке.

В интернете на запрос «протоиерей Владислав Свешников» выкатывается море строчек; но нам не удалось найти ни одной рецензии, не то чтобы толковой и адекватной – просто ни одной. Жаль, что братья-священники, обычно быстро реагирующие на вещи спорные или скандальные, не заинтересовались квалифицированно оценить книги о. Владислава, достоинства которых бесспорны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *